NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Борис АЛЕКСАНДРОВ:
ТАКИЕ РАЗДОЛБАИ, КАК Я, НЕ ОСТАЮТСЯ В ДРУГИХ СТРАНАХ
Несмотря на субтильную комплекцию, Борис АЛЕКСАНДРОВ не только забивал шайбы канадцам, но и крепко давал им сдачи
       
       
Что заставляет нас гордиться своей страной? Одного ответа быть не может. Кто-то умиляется, глядя на зеленые березки, чье-то сердце замирает, когда тяжелые танки грохочут по Красной площади, иные вспоминают балет и космос, где мы всегда были первыми, а для десятков миллионов сограждан гордостью остается наш хоккей.
       Величайшие спортсмены мира, получавшие нищенскую зарплату, кудесники шайбы, запросто общавшиеся с Брежневым и Гагариным, но жившие зачастую в однокомнатных клетушках, люди, необыкновенно одаренные физически, но к тридцати годам полностью исчерпывавшие этот, казалось бы, бесконечный ресурс, любимцы всей страны, через два-три года превращавшиеся в хронических алкоголиков, инвалидов, не доживавшие иногда не только до пенсии, но и до сорока лет…
       После карьеры их забывали прочно и надолго. Кто-то смог стать тренером, кого-то друзья устраивали на работу в престижный автосервис, а кто-то продолжал до пятидесяти играть в низших лигах или за ветеранов, зарабатывая копейки, но понимая, что ничем другим он себя не прокормит. По-разному сложились судьбы некогда великих. Впрочем, почему «некогда»? Для нас они остались великими. Ведь бывших олимпийских чемпионов не бывает
       
       
Весной 1996 года вместе с фотокорреспондентом Анатолием Белясовым я сидел в уютной квартире одного из любимейших хоккеистов нашей страны Бориса Александрова. Его коренастая фигура излучала спокойствие и уверенность. Громадный черный лабрадор, наигравшись, успокоился и лежал у ног хозяина.
       Пили чай, вели неспешную беседу, вспоминали старые времена. Борис улыбался, поглядывал в окно на тушинские новостройки, на церковь у Волоколамки и пробуждающуюся природу за Кольцевой автодорогой. И никто из нас не мог знать, что видимся мы с ним в последний раз и что это его интервью будет тоже последним — ему суждено пойти в печать почти через семь лет после встречи, уже после трагической гибели этого великого игрока в прошлом году.
       Борис через пару дней уехал в Усть-Каменогорск, откуда я получил от него краткий факс: «Отлично! Можно печатать». Но случилось так, что я покинул издание, в котором готовилось к выходу интервью, перешел на госслужбу, а текст так и остался в стареньком ноутбуке.
       После смерти Бориса я стал искать его, но не нашел — во время ремонта компьютер «почистили». Но совершенно случайно, разбирая свои архивы, я наткнулся на десяток старых дискет. Воткнул первую из них в компьютер и… обнаружил, казалось бы, утерянный файл!
       
       — Скажи, Борис, когда ты в 1972 году смотрел по телевизору первые игры сборной СССР против хоккеистов НХЛ, думал ли ты, что через несколько лет усть-каменогорские мальчишки будут точно так же восхищаться твоей игрой против «Монреаля» и «Филадельфии»?
       — Не то чтобы думал, я просто надеялся сыграть с канадскими профессионалами. У нас в Усть-Каменогорске уже был один известный игрок — Женя Паладьев, так что все понимали, что дорога в большой хоккей для нас не закрыта. Нужно только попасть в приличную команду.
       — Но ведь в ЦСКА была сумасшедшая конкуренция среди форвардов. Играли и Михайлов с Петровым и Харламовым, и Фирсов с Викуловым, и прочие звезды…
       — В марте 1973 года к нам на две товарищеские игры приехал ЦСКА, правда, без основных игроков сборной. Сыграл я тогда вроде бы неплохо, забросил им, по-моему, три шайбы. В общем, через какое-то время приехал Анатолий Фирсов, в то время играющий тренер ЦСКА, поговорил с моими родителями, и в августе 1973 года я оказался в Москве. Играл за основную команду, когда было время, выходил за молодежную. В 1974—1975 годах начал выступать за молодежную сборную, играл на двух чемпионатах мира.
       — Ты выходил на лед в высшей лиге 22 года назад, выходишь и в 1996-м за усть-каменогорское «Торпедо». Когда было легче играть?
       — Сейчас уровень хоккея у нас сильно упал. И естественно, что ветераны — Василий Первухин, Александр Кожевников и я — чувствуют себя довольно спокойно. Кроме того, раньше большинство команд играли в три пятерки. А сейчас играют в четыре, можно даже и не устать за матч. В прошлые времена у игроков уже к тридцати накапливалась усталость от хоккея.
       — Но ты знаешь, Борис, я совершенно уверен, что останься сейчас Ларионов в России — у нас он бы уже не выступал…
       — Но в НХЛ — другое дело. Там люди играют за очень большие деньги, хотят продлить свою хоккейную карьеру, еще немножко заработать на оставшуюся жизнь. А у нас, еще раз говорю, хоккеисты гораздо сильнее уставали. Я вот вспоминаю свою молодость: мы ведь дома вообще практически не жили. Постоянные сборы в Архангельском, ни семьи, ни друзей, никого. Виктор Васильевич Тихонов девять месяцев держал нас на базе, сам, между прочим, с нами находился. И вот от этого уставали больше всего — одна и та же комната, одни и те же лица, одни и те же разговоры о хоккее…
       — И каждый отпуск со сборов превращался в натуральную пьянку, все, что называется, отрывались?
       — Для меня сидение на сборах было тяжелейшим испытанием. Человек я веселый и эмоциональный, а когда долго сдерживаемым эмоциям дается выход… То есть кто-то тихушничал, выпивал по стакану чуть ли не под подушкой, потом дрожал — только бы не унюхал тренер, а о моих выходках в то время знали все. Обычно после ударной игры мы, неженатые молодые игроки ЦСКА, собирались в ресторане на аэровокзале, там начинали, а потом ехали в «Белград» и догуливали.
       — А другие рестораны, «Пекин» например, не посещали?
       — Нет, «Пекин» — это был ресторан динамовский. А спартаковцев после победной игры можно было найти в «Арагви». Так что досуг у всех был организован примерно одинаково: выиграл, выпил, погулял, отоспался и — на сборы.
       — Как к этому относились тренеры?
       — По-разному. Константин Локтев, например, если не приветствовал таких «отвязок», то, во всяком случае, понимал, что они игрокам необходимы, и не наказывал за подобные вещи. Для него важнее было, как хоккеист играет, а не что он делает вне площадки. А Виктор Васильевич к этому по-другому относился…
       — А как эти довольно приличные дозы спиртного влияли на физические кондиции?
       — В молодости вообще не влияли. Мы же не пили тяжелых напитков, в основном шампанское. А когда организм молодой, натренированный, выйдешь на следующий день на тренировку, побегаешь, пропотеешь… И к игре через два дня вообще уже на сто процентов будешь готов. Но такие «алкогольные» дни выдавались у нас нечасто, раза два-три в месяц. Остальное время сидели на сборах.
       — Но ведь и на сборах тоже пили.
       — Бывало, но довольно редко. Если у кого-то был день рождения, отъезжали в лесок, именинник доставал из багажника несколько бутылок шампанского. Выпивали, поздравляли…
       — Нынешним летом, когда в том же Архангельском я беседовал с Тихоновым, увидел такую картину: выходят после тренировки молодые игроки ЦСКА (самому старшему — 23 года), закуривают, а Тихонов делает вид, что не замечает…
       — Раньше он мог любую звезду за это «закопать». Сколько игроков раньше времени закончили из-за Тихонова! И Сашу Гусева он очень рано убрал, и тройку Михайлов—Петров—Харламов развалил собственными руками. Тарасов создал, а он развалил. Когда он пришел, они были уже великими хоккеистами, много знающими и умеющими все в хоккее, к тому же людьми своенравными, вот он их по одному и убрал…
       — И тебя тоже? Ведь в свое время насчет твоего перевода в СКА МВО (несмотря на то, что ты был одним из лучших бомбардиров лиги) ходило столько слухов…
       — Ну знаешь, слухи слухами, а дело в реальности обстояло таким образом. В 1979 году мы играли в Ленинграде парные игры со СКА. Отыграли первую встречу. И вот стою я на ступеньках гостиницы и разговариваю со своей тогдашней ленинградской подружкой — фигуристкой Мариной Леонидовой. Время — минут пятнадцать двенадцатого. Подъезжает Виктор Васильевич: ах ты, такой-сякой, завтра игра, а ты тут с проститутками стоишь… Ну я и ответил ему в том же духе, тоже не в очень приличной форме. В общем, на следующий день собрание — меня в Москву отправляют. Я обиделся, в Москву не поехал, остался в Ленинграде дня на четыре. А когда вернулся, узнал, что играю уже в СКА МВО.
       — А как тебе удалось из армии в «Спартак» вырваться?
       — Конечно, из ЦСКА, за который болели и Брежнев, и Устинов, уйти бы не удалось, из СКА МВО было легче. Но Борису Павловичу Кулагину, тренеру «Спартака», пришлось потрудиться. Нашлись и в правительстве болельщики этого клуба, приняли специальное решение и отпустили меня с миром.
       — Борис, несмотря на свою субтильную комплекцию, ты прослыл одним из самых жестких игроков в нашем хоккее. Тебя даже прозвали в ЦСКА Кассиусом Клеем…
       — Эту кличку мне Женя Мишаков дал. Мы играли еще в 1973 году какой-то турнир, где были постоянные стычки, драки, кого-то я там боксерским ударом в нокаут отправил, вот и получил кличку.
       — А боксом ты специально занимался?
       — Занимался и футболом, и гимнастикой, и боксом, причем довольно серьезно. Во всяком случае, удар мне поставили по-настоящему.
       — За счет этого тебе удавалось сбивать с ног огромных канадцев?
       — Ну, во-первых, у меня было очень хорошее катание, я крепко стоял на коньках, чувствовал дистанцию. Во-вторых, чувствовал, когда от тебя силового приема не ждут. Бывает, просчитываешь, где игрок проскочит, опустив голову, встречаешь его — и валишь легко.
       — Недавно по ТВ повторяли двадцатилетней давности игру ЦСКА — «Монреаль Канадиенс», которую до сих пор многие считают самой красивой игрой современного хоккея. В ней ты не только валил канадцев, но и забил решающий гол, сравнял счет…
       — Тогда мне только-только исполнилось двадцать лет, но никакой боязни перед канадцами не было. Мне, наоборот, хотелось побиться с ними, забить им. Вот мы с тобой вспоминали матчи 1972 года. Мне до слез было обидно за хоккеистов, которых били, а они не отвечали. И я тогда для себя решил, что за них отомщу. И отомстил: и побил канадцев, и забил им, лишив самой сладкой победы в историческом матче. Представляешь, как бы они гордились, если бы эту игру выиграли со счетом 3:2. Но я им этого не дал сделать.
       — А тебе предлагали остаться в Канаде, в Штатах, играть в НХЛ?
       — Конечно, предлагали. Но за нами так следили, так нас «пасли», что по этому поводу ни с кем даже и поговорить не удавалось. Даже если парой слов перекинешься с кем-то из эмигрантов, уже была докладная… Когда мы играли молодежный чемпионат в Виннипеге, предлагали остаться в Канаде. Затем после игры с «Монреалем» предлагали подписать приличный контракт.
       — И неужели не было желания остаться?
       — Нет. Были времена, когда мы в Канаде по месяцу играли, так уже последние дни ждешь не дождешься, когда обратно улетишь. Я и сейчас думаю, что такие раздолбаи, как я, не остаются в других странах, это вот какой-нибудь тихоня мог… А я себя вне России не представлял.
       — Но ты же все-таки попал в Италию.
       — Уже во время перестройки. В то время я был лидером среди бомбардиров высшей лиги, набрал на первом этапе 33 очка, хотя играл в Усть-Каменогорске. Вот на меня и пришел персональный контракт из «Милана». Я отыграл в Италии 28 игр и забил 33 шайбы. А на следующий год пришлось уйти. В Италии очень сильно канадское лобби. Есть довольно много итало-канадцев, которые играли в Канаде. У всех контракты в два раза больше наших стоили. И они делали все, чтобы от других иностранцев избавиться. Если мы проигрывали, то все было нормально, а если начинаешь выигрывать, то паса от них не дождешься. Чуть ли не отнимать у них шайбу приходилось, проходить всю площадку и забивать. И сменили меня на канадца итальянского происхождения…
       — Итак, Борис, ты закончил играть, совершенно бросил выпивать, вступил во владение прибыльным автосервисом, купил «Шевроле» серебристого цвета, обуржуазился и успокоился. А что тебя дернуло после двух лет спокойной жизни вернуться в хоккей в качестве игрока?
       — Меня пригласили играть за сборную Казахстана на чемпионате мира 1994 года. Приехал в Усть-Каменогорск, потренировался с командой. Сыграть за сборную не пришлось: у меня была московская прописка. Но после этого я остался в команде Усть-Каменогорска. Создали мне там нормальные условия, играл в основном в «домашних» играх, никаких особых сборов, забивал потихонечку. Ну и стал по совместительству старшим тренером сборной Казахстана. А затем совершенно неожиданно свалилось назначение главным тренером усть-каменогорского «Торпедо». Помимо того что тренирую, в любой момент могу выйти на поле, если чувствую, что команда без меня проиграет…
       
       …
С «Торпедо» (Усть-Каменогорск) и сборной Казахстана Александров добился немалых успехов. Сборная под его руководством выступала на Олимпийских играх-98 в Нагано в группе «А» и поделила там 5—8-е места. А в июле 2002 года Бориса неожиданно убрали из клуба. Говорили о финансовых нарушениях (хотя главный тренер денежными вопросами никогда не занимался), о недовольстве некоторых хоккеистов…
       Понятно, что Борис очень переживал. Но главное не это. Если бы Борис остался в «Торпедо», он бы вряд ли поехал из Усть-Каменогорска на машине в Москву через Челябинск и Уфу, где его младший сын Виктор играл на небольшом турнире в составе столичного «Спартака». В тот вечер 31 июля за рулем был брат жены Бориса, машина пошла на обгон автобуса, вылетела на встречную полосу и столкнулась с «Волгой»…
       Борису Александрову было 46 лет. Похоронен великий хоккеист в Москве на Митинском кладбище.
       
       Алексей БОГОМОЛОВ
       
24.02.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 14
24 февраля 2003 г.

Обстоятельства
Ходоки у Путина. Президент встречался с нашим купечеством
Картинки с выставки российской коррупции президенту не понравились
Подробности
Винный магазин к «Калашникову»
Комсостав — на нары
Пенсионеры помогают Путину
Личное дело
Поколение «Белорусского вокзала»
Расследования
Скупой рыцарь революции. Доходы, расходы и приписки гр. Дзержинского Ф. Э.
Соединенные Штаты Америки против Алика
Отдельный разговор
Недорогой медицинский инструмент мог свести жертвы штурма ДК на Дубровке к минимуму
Общество
Демобилизация детского дома
Тихий час для вороватого главбуха
На защиту главного озера планеты встали российские парламентарии
Без вести пропавшие в мирное время
Власть и люди
Мавроди будет принимать парад на Красной площади, а следователи — сидеть?
Зорькин взошел
Власть
Дорвавшиеся. Почему-то их называют в России элитой
Цена закона
Делить по-русски. Недра должны быть собственностью России, а не ее чиновников
Финансы
Грибница банковской реформы
Новости компаний
Уральский приоритет
Четвертая власть
Машина, шуба и зеленый горошек
Вся пятерка — в десятку
Инострания
Черная пятница в Америке
«Старая Европа» — это Европа будущего?
Мир и мы
Как сдерживать США в союзе с Америкой?
Регионы
Самоуправление не за горами
Спорт
Борис Александров: «Такие раздолбаи, как я, не остаются в других странах»
Догонит ли «Локо» «Тату»
В мини-футболе задача-минимум не решена
Телеревизор
43% пышности и 64% разглаженности
Вольная тема
Путин — это их ВСЁ. Навязчивая гражданская идея
Свидание
Сергей Капица: «Молодость человечества уже прошла»
Библиотека
Станислав Рассадин. Юлий Ким — русский писатель с гитарой
Андрей Битов. Сто лет без Чехова
Кинобудка
Паучок, который не умел летать, потому что запутался в паутине
Культурный слой
Тень Китса, Мария Каллас, похитители мотоциклов

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100