NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПАМЯТИ КРЕПОСТНОГО БАЛЕТА-1935
      
На предпремьерном показе балета "Светлый ручей". (Фото ИТАР-ТАСС)
   
       
Воскрешена музыка, умолкшая в 1936-м. На сцене — герлс-колхозницы, Горцы, Кубанцы, гэги, гигантские огурцы, Гармонисты, Инспектора Гаврилычи, пурпур, силос и свинец Большого стиля, смех сквозь танец и смех сквозь слезы.
       
       
Еще несколько лет назад Алексея Ратманского считали талантливым миниатюристом, способным в формате одноактного балета отразить современный ритм. В Большом театре промелькнуло на один вечер, но запомнилось «Каприччио» на музыку Стравинского. В Мариинском театре возникла «тройчатка» («Поцелуй феи», «Средний дуэт», «Поэма экстаза»). В репертуаре уцелел «Дуэт», вместивший в считаные минуты всю плотность иероглифической пластики Ратманского.
       Сегодня из «экспериментального и перспективного» он превратился в хореографа, которого приглашают в оба столичных театра. Только в нем упорно не хотят видеть балетмейстера, выпускающего оригинальную продукцию, а признают постановщика, умеющего работать с артистом. Иначе не объяснишь, почему который год Ратманского прокатывает «Золотая маска».
       В этом году соревновались его «Золушка» (Мариинский театр) с его же «Леа» (антреприза Нины Ананиашвили). Но, дабы не обидеть ни одного из Ратманских, «Маску» хореографа не присуждали, а премию за лучший спектакль дали балетам патриархального Ролана Пети.
       Все было бы не так смешно, если бы сам Алексей не обладал чувством юмора и придавал премии или ее отсутствию какое-то значение. Он привык надеяться на самого себя и свою балетмейстерскую фантазию. Не озлобляется, но все чаще берется за сказочные сюжеты и светлые истории, наполняя их говорящими аллегориями и современным пафосом.
       Премьерой «Жар-птицы» в Стокгольме начался для него сезон. В конце его выйдет «Карнавал животных» в «Балете Сан-Франциско».
       Между этими двумя премьерами он выпустил «Светлый ручей» в Большом.
       Безобидный «Светлый ручей» появился на свет в Ленинграде в 1935-м, когда на той же сцене прощальный «чертов круг» закружила «Пиковая дама», одна из последних постановок Мейерхольда. В тот год пустили первую московскую линию метро — столица должна была в голос заявлять о своих достижениях. Почти сразу «Ручей» подкорректировали и перенесли в главный театр страны как особо отличившийся.
       На балетном фронте он афишировал достижения народного хозяйства: уборка урожая прошла успешно — поздравить колхозников приехала столичная бригада артистов. Танцевальный спектакль с ткацким хороводом, с герлс-колхозницами и пляшущим трактористом, приударяющим за мюзик-холльной Дояркой, ждала удача и в Большом. Постановщика Федора Лопухова, новатора и экспериментатора, приветствовала Москва. Но вскоре ему напомнили, что эпоха свободных 20-х закончилась, что грозные 30-е требуют подчинения стандартам, а не сочинения веселых танчиков. Его и Шостаковича обвинили в формализме, в отрыве от реальности. Самодержцем моды устанавливался опасный драмбалет.
       Через семьдесят лет Ратманский оживил журчащую музыку Шостаковича, и в ней расслышались ставшие расхожими мелодии Дунаевского к комедиям Александрова, куски, растасканные позднее по произведениям самого композитора. И хореограф вслед за Шостаковичем, обыгрывая колхозную тему, свой ювелирный танцевальный текст подпирал поддержками большого советского стиля — от Ростислава Захарова до Юрия Григоровича: бесшабашными рыбками, высокими отжимами, долгими каруселями, рискованными обводками. (Точно попал в дух музыки, пожалуй, Большой вальс, идеально разработанная длинная кордебалетная сцена.)
       Ратманский не боится длиннот, которых немало у Шостаковича, он дробит чистый танец связанными с сюжетом уходами, возвращениями, паузами, стоп-кадрами, пантомимными эпизодами.
       Вальс-макабр построен им как посвящение снятому спектаклю Федора Лопухова: в исполнении молодого Егора Симачева «инспектор по качеству» Гаврилыч, распугивающий всех натуральной косой, словно подрубал ноги персонажам своего колхоза-театра. В нем даже брезжило портретное сходство с товарищем Сталиным, по распоряжению которого в 1936-м запретили «Светлый ручей».
       Балет разбит на множество сцен, продиктованных музыкальными дивертисментами и кинематографическим мышлением крупных и общих планов. Ратманский занят не столько формообразованием (путь крупных мастеров), сколько словообразованием танца-аттракциона, трюка и гэга. Отсюда готовые концертные номера адажио Петра и Зины, свидания Пожилого дачника и Классического танцовщика, переодетого Сильфидой, ухаживания приезжего Гармониста за школьницей Галей, отношения Дачника и Дачницы, примирение Горцев с Кубанцами при участии Классической танцовщицы, встреча Зины с колхозницами, поставленная как танец восходящего дня.
       Во всех этих партиях соперничают между собой разные составы. Мария Александрова олицетворяет масштаб созидательно-разрушительной силы в роли Классической танцовщицы. Она (а кто же еще?) задумывает все переодевания, водит за нос и чужого ухажера Петра, и Пожилого дачника, и Молодящуюся дачницу. Екатерина Шипулина в той же партии играет скорее в игры карнавальной ночи, воплощая образ женской красоты послевоенных лет.
       Как Классический танцовщик премьер Сергей Филин был вынужден надеть тюнику и встать на пальцы (что он и сделал по-премьерски). У гротескового солиста Яна Годовского это оказалось второй натурой, настолько острее и естественнее он выделывал женские па. А молодой солист Руслан Скворцов изображал дебиловатую Сильфиду, знающую себе цену. Балет полон актерских открытий, но погоду в нем делает главная пара классических танцовщиков — кто танцует, таков и спектакль. А «Светлый ручей» под знаком Ратманского — смех сквозь танец.
       
       Варвара ВЯЗОВКИНА
       
05.05.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 31
5 мая 2003 г.

Обстоятельства
Власть воспринимает нас в нагрузку к себе
Рейтинг влиятельности политиков, апрель 2003 года
Дело Лимонова закончилось обвинением ФСБ
Подробности
Путин с Кучмой открыли курортный сезон в Ялте
Армения вышла к морю
Трагедия в Читинской области - разбился вертолет МЧС
Ударим полиграфом по борьбе с преступностью
Наши даты
Лариса Малюкова - кинокритик года
Личное дело
Камера смотрит в мир. Тюремные дневники Григория Пасько
Реакция
Podstavka для истца
Расследования
Гнутые спинки Генпрокуратуры
Школа для милиции
Власть отказывается вести полноценное расследование по «Норд-Осту». Поэтому рождаются мифы
Специальный репортаж
Спасатели в Кармадонском ущелье: Не войти в туннель - значит корить себя всю жизнь
Власть и люди
Можно ли в суде найти управу на власть?
Власть
Как страну поставили крабом
Точка зрения
Правильно ли вела себя Россия в дни иракского кризиса?
Задача: модернизировать бюрократию
Инострания
Доверие - это продукт истории, дар свыше, его нельзя навязывать
Новости компаний
Новые лидеры появляются вне партийных списков
Тупики СНГ
Возвращение в зону. Лукашенко прекращает выплаты чернобыльцам
Регионы
Типичная эпидемия в Ленске: пакуют чемоданы
В Ульяновске процветают продавцы буржуек
Санкт-Петербург
О&А Флоренские о положении дел в Санкт-Петербурге за последние 300 лет
Страна уголков
Слухи о выселении питерских бродяг преувеличины
Депутат построил необычный мост
Образование
Талантам будем помогать
Спорт
Нино Бурджанадзе: Меня не огорчила бы ничья
Илья Ковальчук: Хочу огорчить канадских друзей
Кому проиграли, шведам или Турку?
Телеревизор
Новости телеканалов
Владимир Соловьев: Я жесткий, потому что мягких вокруг сколько угодно
Телеэфир в Пасху и после
«Спотыкач» Сергея Юрского
Э-эх, пой, звени, моя фанера, разговаривай!
Сюжеты
Ксива в жизнь, или Эксклюзивная фотография
«Амурские волны» - это не вальс, а целый роман
Свидание
Наталья Андрейченко. Несколько жизней после клинической смерти
Библиотека
Свидание у полки с Ремарком
Счетовод небесной канцелярии. К 100-летию Николая Заболоцкого
Войти в текст, как в кафе «Ротонда»
Под инфракрасным знаменем
Сектор глаза
Музейная Москва становится демократичнее
Культурный слой
Памяти крепостного балета-1935
Владимиру Этушу - 80 лет. Ах, какой актер!
Чебурашку взяли в заложники. Мисс Борстен против правительства РФ
Пригласительный билет
Эллада в свободном доступе

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100