NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

УБИТЫЙ РИЖСКИМ ОМОНОМ ТАМОЖЕННИК СТАЛ ПАСТОРОМ
       
(Фото Паулиуса Лилейкис)
  
       
В конце декабря 1991 года, когда были подписаны Беловежские соглашения, казалось, что Советский Союз умер тихо, во сне, никого не утащив с собой в небытие. Но его мучительная агония последних лет сопровождалась многими жертвами. В том числе – жизнями семерых литовских таможенников и полицейских, расстрелянных в вагончике на белорусско-литовской границе, в Мядининкае, в ночь на 31 июля 1991 года. Расклад был таков: четверо таможенников, двое сотрудников дорожной полиции, сидевшие в машине неподалеку от вагончика, и двое бойцов спецподразделения «Арас». Свидетелей убийства не должно было оставаться: таков был замысел организаторов нападения. Но они просчитались: восьмой по счету жертве удалось выжить. 28-летний Томас Шярнас, пролежав несколько часов с простреленной головой, был еще жив, когда его нашли. После нескольких операций он не просто выжил, но и смог дать показания и даже опознал одного из нападавших — бойца рижского ОМОНа. Сегодня Томас ШЯРНАС – единственный, кто может восстановить (не полностью, но большей частью) ту страшную картину и рассказать о том, что же все-таки случилось на границе в последнюю июльскую ночь 1991 года. И, что самое главное, ответить на вопрос: почему восемь молодых и здоровых мужчин даже не пытались сопротивляться?
       
Томас Шярнас       — Томас, в вагончике, кроме четверых таможенников, были два бойца из отряда «Арас». Уж они-то должны были отреагировать на вторжение чужих?
       — Была такая инструкция: если будет нападать Советская армия, не сопротивляться, по возможности отступать и наблюдать. Потому что все ждали вооруженных столкновений – они бы сразу же вызвали вмешательство армии и введение прямого президентского правления. Таможенники были не вооружены. У полиции оружие было, но тоже действовала инструкция: армии не сопротивляться и отступать. А у вильнюсского «Араса» была устная договоренность с ОМОНом – друг в друга не стрелять. Ведь некоторые ребята перешли в «Арас» именно из ОМОНа, многие были знакомы между собой и даже дружили.
       — Как выглядели нападавшие?
       — Это были бойцы рижского ОМОНа, но одетые в обычный камуфляж без всяких опознавательных знаков. А потом — все убийство заняло буквально пару секунд. Пуля в затылок – и все кончено. Тем более что было совсем еще темно. На нас и раньше нападали, и очень часто, но никогда не убивали. Просто били и поджигали вагончики. Никто не ожидал, что будут убивать. Недалеко от вагончика еще сидели в машине два сотрудника дорожной полиции...
       — У них тоже была инструкция не сопротивляться?
       — Такая инструкция существовала для всех: с Советской армией не враждовать. Еще свежи были в памяти события у вильнюсского телецентра, и все боялись советских танков, понимая, что это может повториться в любой момент.
       — А вам не было страшно нести дежурства по ночам, без оружия да еще и в постоянном ожидании нападений?
       — Именно после того, как начались нападения, нас стали охранять бойцы «Араса». Да, страшно, ну и что? Ведь мы все шли туда работать, потому что имели мотивацию. Сейчас слово «патриотизм» не в моде, но тогда мы все думали, что нужно постараться что-то изменить. Что-то сделать для Литвы.
       — Все нападения на таможенников совершались с целью провокации?
       — Скорее всего, приказ исходил из Москвы: сделать все, чтобы не было этих литовских таможенных постов. Но ведь это и не была таможня в полном смысле слова. Был просто вагончик с литовским флагом – то есть больше политическая акция, демонстрация всему миру намерений маленькой Литовской Республики стать независимой. Военные в Москве искали повод для вмешательства армии. Буквально через три недели после убийства в Мядининкае начался августовский путч. Мне кажется, путч планировался как раз после мядининкайских событий: если бы «Арас» оказал сопротивление ОМОНу, началась бы перестрелка, объявлять чрезвычайное положение можно было бы сразу же. Кстати, в некоторых российских газетах после этого писали, что это все – дело рук литовских националистов, которые хотели вбить клин между Советской армией и народом Литвы. Возможно, если бы я не остался в живых, нашлась бы куча свидетелей, которые именно в эту ночь гуляли по тропинкам вокруг границы и видели, как стреляла литовская полиция.
       — Помню, вскоре после трагедии в Мядининкае тогдашний координатор рижского ОМОНа Николай Гончаренко заявил, что подчиняется только Москве и все приказы получает непосредственно оттуда. А отдавать приказы командирам ОМОНов могут министр внутренних дел и один из его заместителей.
       — Может, поэтому Пуго и нашли в конце концов убитым? Впрочем, на него сейчас легко все списать. Я не уверен в том, что Пуго – заказчик. Может быть, он всего лишь организатор?
       — Сколько было нападавших?
       — Их было не меньше трех. Возможно, и больше. Но я видел двоих, которые вошли в вагончик, и еще слышал разговоры на улице. Одного, кстати, я потом опознал – того, который убивал меня. Это был боец рижского ОМОНа. Он арестован и сидит в Лукишках (вильнюсская тюрьма. – И.Х.). Странно: я бы на его месте на следующий же день бежал куда-нибудь на Дальний Восток. А он, видно, без Прибалтики жить не мог.
       — А почему вы не пытались сопротивляться, когда поняли, что вас будут убивать?
       — А мы и не поняли, что нас будут убивать. Если бы это был не первый случай, то все были бы наготове. Но мы-то подумали, что нас, как обычно, побьют и уедут. Было темно и тихо. Нас уложили лицом на пол. Автоматы были с глушителями. Я слышал резкие звуки, но думал, что нападавшие бьют прикладами по голове моих товарищей. Лежал и ждал удара. Я так и не понял, что это выстрелы. Я не понял, что всех убили!..
       — Вы узнали о случившемся, только когда пришли в себя?
       — Еще позже. Через несколько месяцев. Я узнал об этом по телевизору. Помню, был День литовской полиции. Шли новости по телевизору, показали, как полицейские сажают дубы, и министр сказал что-то вроде того, что это и в честь погибших в Мядининкае… Мне ничего не сказали. Врачи думали, что это может мне навредить. И когда ко мне допустили следователей, они пришли с записывающей аппаратурой, и один микрофон был такой большой, железный… Мне совали его в лицо, а мне казалось, что это глушитель.
       — А почему вы потом ушли с государственной службы? Я не сомневаюсь, что после трагедии в Мядининкае государство предлагало вам работу.
       — Я до сих пор состою на службе в таможне – работаю по мере сил. Но у меня не те возможности, что раньше: я не могу ходить, не пишу – все-таки сказывается простреленная голова. Меня часто приглашают в качестве консультанта – я работаю в проектах, связанных с подготовкой кадров и организацией музея литовской таможни. Когда приезжают зарубежные гости, меня демонстрируют как живой экспонат. Но все равно у меня оставалось много свободного времени, и я окончил в Клайпеде университет евангелической теологии и потом в Вильнюсе получил степень магистра. У меня есть определенные обязательства перед литовской реформаторской церковью. Поэтому я еще и работаю пастором. Эта работа забирает много душевных сил. Но политика и экономика – вторичны. Человек должен стоять на каком-то фундаменте.
       — Сейчас, когда прошло 12 лет и вы пережили случившееся в собственной душе еще много раз, вы не жалеете, что вообще пошли работать именно в ту литовскую таможню в столь сложное время?
       — Нет. Если бы я сел в тюрьму, к примеру, то, наверное, пожалел бы. А так – мне ни за что не стыдно. Я жив, я многое могу делать. Все, что происходит с каждым из нас, — это наша единственная жизнь. И не думаю, что был бы более счастлив в какой-то другой ситуации.
       — Вы считаете себя героем?
       — Не знаю… Нет. Слово «герой» – из области пропаганды. Можно быть героем одного дня или недели. А потом становишься смешным.
       
       Ирина ХАЛИП, наш соб. корр., Вильнюс—Минск
      
       От редакции:
       Если бы не выживший свидетель, у большинства людей остались бы в памяти Невзоров, воспевавший рижский ОМОН, и официальные комментарии о криминальной Литве, где надо навести порядок. Но свидетель выжил. Что делать теперь? Некоторые из тех омоновцев работают в системе МВД России. Их московские кураторы — не на пенсии. Невзоров еще пока депутат Госдумы. Мы отправляем этот материал в Главную военную прокуратуру
       
       
09.06.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 41
9 июня 2003 г.

Обстоятельства
Борьба с олигархами станет основным содержанием предвыборной кампании президента
Политологи обсуждают скандальный доклад о заговоре олигархов
Подробности
Сын Кадырова стрелял в Кисловодске по людям
«Тушите свет!»
Просто политика канала ТВС не соответствует его номеру…
Реакция
Следствию - контроль, детям - гимн
Расследования
12 лет спустя. Убитый рижским ОМОНом таможенник стал пастором
Убийство, которое будет раскрыто
Почему убили главного разработчика систем ПВО? Причины криминализации российской оборонной промышленности
Суд оправдал таможенников, оштрафовавших «Трех китов»
Болевая точка
Смертники - самое совершенное оружие
Новый взрыв в Грозном
Как сколотить женскую бригаду одноразового назначения?
Общество
Евреи кавказской национальности. Жителям Йошкар-Олы разъясняют, кого бить и кого спасать
Шестой фильм Тофика Шахвердиева из цикла «Детство». Первый раз о любви
Люди
Роль личности. Евгений Матвеев…
Власть и люди
Сколько документов надо иметь, чтобы работать в России?
Важных свидетелей и потерпевших будут скрывать от преступников
Как прячут иностранцев в Германии?
Новый УПК. Придется ли сидеть за кражу огурца?
Почему бы в России не разрешить частные тюрьмы?
Власть
Первая рокировка Валентины Матвеенко
Власть и деньги
Отменен налог с продаж. Пять процентов популизма
Новости компаний
«Контрольная закупка». Кто придет дать нам долю?
Халатность сотрудников «Роснефти» стала причиной гибели трех человек?
Четвертая власть
В российских вузах активно вводится специализация «Юрист СМИ»
ТВС. Олигархи в отключке
Инострания
Скандал в американской прессе
Израиль освободил около 100 палестинских заключенных
Мир и мы
Высоколобая атака. Она нужна, чтобы между Россией и США не было «холодной войны»
Тупики СНГ
Главком Кучма отправляет военных в Ирак
Лукашенко внедрил замполитов
Регионы
Полковник милиции победил губернатора
Хлеб подорожал на 25 процентов
Автомобили воруют по частям
Переворот с участием премьера
Спорт
В премьер-лигу можно попасть за 1.500.000 долларов?
У нас все линии - средние
Кубок далеко, кубок рядом
Исторический факт
Трофеи маршала Жукова, за которые его чуть не выгнали из партии
Свидание
От Сталина до Путина - один Хренников
Библиотека
Литературный дефолт
Лауреаты «Дебюта» известны заранее. А теперь начинается конкурс?
Премия «Национальный бестселлер» присуждена за голливудский боевик-ужастик?
Виктор Шендерович: Ничего не бойтесь - всё уже было
Кинобудка
«Кинотавр»: любители оттесняют профессионалов
Музыкальная жизнь
Телеканал МузТВ пометил русских певцов собственной премией

В связи с праздниками следующий номер «Новой газеты» выйдет 16 июня

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100