NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КОСТЕР НА ЛЬДУ
Канадцы Александра Сидельникова побаивались, а партнеры по «Крыльям» и сборной СССР называли Костром, любили за рыжие волосы и твердый характер
       
Костер. 1976 год. (Фото из семейного архива Сидельникова)
    
       
…Шла четвертая минута второго периода. Своды Дворца спорта в польском городе Катовице готовы были рухнуть, когда сборная СССР пропустила четвертую шайбу от хозяев чемпионата. Александр Сидельников медленно поднялся со льда и, не дожидаясь сигнала тренера, покатился к скамейке запасных. Ему навстречу уже двигался Владислав Третьяк. Саша тяжело опустился на скамейку. Его рыжие волосы растрепались, были мокрыми от пота. «Ничего, Костер, — похлопал его по спине кто-то из игроков, — сейчас мы их порвем». Но ни великий Третьяк, ни тройка Харламова, ни спартаковцы – герои Олимпиады в Инсбруке – не смогли выиграть у поляков, которым меньше полутора десятков шайб до этого забивали в крайне редких случаях. А затем и весь чемпионат был проигран. В следующем составе сборной Сидельникова уже не было.
       Казалось, карьера закончена. Все, что можно — золотые медали первенства СССР, чемпионатов мира и Европы, Олимпийских игр, — выиграно, побеждены канадские профессионалы. Замучили многочисленные травмы. Может, действительно стоило закончить?
       …Когда в тринадцатилетнем возрасте он пришел в хоккейный клуб «Крылья Советов», у него даже в мыслях не было вставать в ворота и ловить шайбы. Наоборот, он очень любил забивать. Года два назад на тренировке хоккейного клуба МГУ я видел, как пятидесятилетний тренер Сидельников в роли нападающего лихо расправлялся с пришедшим из высшей лиги динамовским вратарем Сергеем Подпузько. Выход к воротам, ложное движение – шайба в воротах. Еще выход, резкий бросок над «блином» — шайба в девятке. Игорь Дорофеев шутит: «Тебя, Николаич, хоть сейчас к нам в тройку».
       Забивал юный Сидельников довольно много, даже в юношескую сборную страны попал как нападающий. А через год все в его жизни изменилось — свое восемнадцатилетие он встретил уже вратарем команды «Крылья Советов». Клуб этот тогда был крепким середнячком. Доминировали любимцы Брежнева и Устинова — армейцы, профсоюзно-народные спартаковцы и «представители КГБ-МВД» московские динамовцы. Иногда шороху наводили пробивавшиеся в призеры воскресенский «Химик» и ленинградский СКА, но дальше третьего места и они не доходили.
       А болельщики-ветераны с ностальгией вспоминали пятидесятые годы, когда «Крылышки» постоянно присутствовали в тройке сильнейших и в 1957 году даже стали чемпионами. Новым чемпионом предстояло стать и юному Саше Сидельникову, за огненно-рыжие волосы получившему любовное прозвище Костер.
       Вратари всегда рождались по-разному. Владислав Третьяк, к примеру, рассказывал, что его больше всего очаровала вратарская форма. И хотя он сам тоже мечтал забивать голы (как и его мама, игравшая в русский хоккей), единственный оказавшийся свободным комплект формы был вратарским. И эта случайность дала миру великого вратаря. А обычно в ворота ставили тех, кто катался похуже, ростом и физическими данными не выделялся, но при этом не боялся шайбы и умел терпеть боль. Последнее в шестидесятые годы было для вратарей обязательным. Вратарские коньки пробивались прямым попаданием в мысок, тяжеленные, набитые конским волосом щитки плохо гнулись и защищали отнюдь не всегда. Отечественные хоккейные трусы с фибровыми вставками, нагрудники, похожие на телогрейки, — все это не спасало от синяков, шишек, а то и более серьезных травм.
       — Получив новую форму, приходилось тут же заниматься ее переделкой, — вспоминал Сидельников. — Щитки перешивались, в трусы под фибру или пластик вкладывался войлок, а вот с нагрудниками была беда. Рукава разрезали и более плотно набивали конским волосом, под грудь подшивали поролон, но от прямого щелчка «в грудину» это не спасало. Приходилось терпеть. А тут в начале семидесятых появились клюшки с загнутыми крюками, броски стали сильнее.
       С приходом Сидельникова в основной состав «Крылья» постепенно стали продвигаться вверх по турнирной таблице. Вот хроника: 1970 год – 8-е место, 1971 год – 6-е, 1972 год – 4-е, 1973 год – 3-е, 1974 год – 1-е. Конечно, Саша играл не один, но ведь существует в хоккее поговорка, что вратарь – это половина команды.
       Когда мы с Сидельниковым разговаривали о сборной СССР, он больше всего жалел, что не смог выйти на лед против сборной НХЛ в 1972 году. В то время Владислав Третьяк, который был на два года младше Сидельникова, и играл здорово, и был в фаворе у наших хоккейных руководителей. Так что первый раз Саша выступил за сборную уже после исторической Суперсерии — 5 ноября 1972 года в Тампере вышел на замену против сборной Финляндии при счете 4:1 в нашу пользу и сыграл «на ноль». Через пару дней в Хельсинки уже отыграл полностью и пропустил лишь одну шайбу. После этого выступал за сборную еще шесть лет, провел 34 игры…
Костер на льду. (Фото из семейного архива Сидельникова)       1974 год стал триумфальным для «Крыльев», которые возглавлял Борис Кулагин. Сидельников не только утвердился в качестве второго вратаря страны, но и показал, что может составить серьезную конкуренцию Третьяку. К этому времени он уже стал двукратным чемпионом мира и Европы. А осенью 1974 года состоялась вторая Суперсерия, наша сборная встречалась со сборной ВХА. 6 октября в Москве Сидельников вышел на заключительную игру с первой минуты и провел ее блестяще. Наши выиграли — 3:2, ни Бобби Халл, ни Горди Хоу забить Саше не смогли.
       Буквально за месяц до начала очередного чемпионата мира Сидельников получил тяжелейшую травму — разрыв крестообразных связок, причем на обоих коленях. Как только ноги стали подживать после операции, в ЦИТО, где лежал Саша, зачастили тренеры сборной. Кулагин требовал немедленно приступить к тренировкам. Сидельников отказался.
       В то время среди хоккейных тренеров была популярна фраза, обращенная к игрокам: «Что-то мы слишком беречь себя стали!». Наверняка много раз слышал ее и Сидельников. Но вытерпел, дождался, пока ноги начнут нормально работать, и стал готовиться к новому сезону. В сборной его место уже было занято талантливым спартаковцем Виктором Криволаповым. Дело не только в травме. Тренеры часто были недовольны резким характером Александра, его независимыми суждениями. И все же отлучение от сборной продлилось недолго.
       …До сих пор отчетливо помню первые игры советских клубов против клубов НХЛ в конце 1975-го — начале 1976 года. «Крылья», носившие в Северной Америке название Soviet wings, играли с четырьмя клубами НХЛ и победили трижды – «Питтсбург», «Чикаго» и «Нью-Йорк Айлендерс». Сидельников играл великолепно! Его игра на выходах очаровала канадцев. Он ловил шайбы стоя, сидя и даже лежа на льду! Подъезжать близко к его воротам было опасно для нападающих: игрок мог получить клюшкой по щиколоткам или другим чувствительным местам. В общем, нашего вратаря канадцы побаивались.
       Потом была победа на инсбрукской Олимпиаде. А потом уже упоминавшееся вначале фиаско в Польше.
       Вспоминать о нем Саша не любил. Правда, однажды, когда мы сидели на трибуне Одинцовского ледового дворца и наблюдали за тренировкой ХК МГУ, он сам заговорил об этом: «Мы этих поляков обыгрывали всегда и думали, что так будет вечно. Настроя ни у кого не было, а поляки как побежали… В общем, после этого я стал подумывать о том, чтобы закончить с хоккеем. Друзья отговорили».
       Как-то утром в середине сезона 1979 года Сидельников не смог встать с кровати из-за дикой боли в спине. Профессиональная болезнь вратарей дала себя знать. И начались мотания по клиникам и физкультурным диспансерам. За два сезона Саша сыграл всего 15 игр в составе «Крыльев». Казалось бы, все — тридцать лет, травмы, болезни, характер не сахарный, но сезон 1980 – 1981-го Сидельников снова встретил основным вратарем клуба. А затем отыграл еще более ста игр в трех следующих сезонах.
       Через год после окончания его карьеры мы столкнулись с Сашей в коридоре тренировочного катка Института физкультуры. Поговорили. Саша рассказал, что заканчивает Высшую школу тренеров, будет работать в школе «Крыльев» с детьми.
       Несколько лет он активно занимался этим делом, помогал и команде мастеров, но не поладил с новым руководством клуба. В конце девяностых кто-то из чиновников даже дал указание не пускать его в родной Дворец спорта в Сетуни. Основными средствами существования самого известного вратаря «Крыльев» стали нечастые гонорары от выступлений за сборную ветеранов. В высотке на Котельнической набережной Саша жил с женой Мариной и сыновьями Андреем и Дмитрием. Его старенькую белую «пятерку» угнали.
       Будучи вице-президентом ХК МГУ (команда играла тогда в первой лиге первенства России), я пригласил Сидельникова поработать с нашим коллективом. Народ подобрался приличный: Игорь Дорофеев, Паша Кадыков, Саша Фаткуллин, Женя Штепа, Игорь Акулинин, Дима Фролов, талантливая молодежь. Саша работал вместе с Иваном Авдеевым в качестве тренера, затем был начальником команды. Кто бы мог подумать, что наш клуб станет для него последним…
       Во Дворец спорта «Крылья Советов» в тот день Александр Николаевич Сидельников пришел как гость. ХК МГУ играл против «Крыльев» в Открытом первенстве Москвы. Под сводами зала висели громадные клубные майки с номерами и фамилиями хоккеистов, внесших, по мнению руководства клуба, наибольший вклад в развитие хоккея. Свитера под первым или двадцать вторым номером с фамилией Сидельникова среди них не было. «Что еще надо сделать для клуба, чтобы меня отметили? — спросил Александр Николаевич и сам же ответил: — Умереть, наверное»…
       Нынешней весной мы в очередной раз созвонились, чтобы поговорить о его участии в проекте «Новой газеты» под названием «Забытая сборная», который рассказывал бы о героях нашего спорта, в том числе и о нем. Тогда Саша в очередной раз ложился во врачебно-физкультурный диспансер на Земляном Валу лечить спину. Договорились начать цикл интервью летом, во время подготовки к новому сезону. Не успели…
       23 июня 2003 года, находясь на отдыхе в Архангельской области, на 53-м году жизни скоропостижно скончался заслуженный мастер спорта Александр Сидельников. Врачи назвали причиной смерти острую сердечную недостаточность. Похоронен он на Троекуровском кладбище в Москве. Кто-то сказал бы: «Все, сгорел Костер!». Может, и так, но отблески его всегда будут светить тем, кто любит и знает хоккей…
       
       Алексей БОГОМОЛОВ
       
10.07.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 49
10 июля 2003 г.

Отдельный разговор
Армию хоронят контрабасы
Контрактники Псковской воздушно-десантной дивизии превращаются в банду
1000 долларов убивает желание дезертировать
Сегодня стартует федеральная целевая программа перевода ВС на контрактный способ комплектования
Борис Немцов: Генеральская «реформа» провалена
Расследования
Потеря памяти в особо крупных размерах. Взрывами фестивалю в Тушине уже угрожали
База абонентов «Мегафона», «Би Лайна» и «Сонета» появится в продаже?
Отделение связи
У «Новой газеты» впечатление, что не все российские чиновники умеют читать по-русски. Объяснимся на пальцах?
Специальный репортаж
Тоннель. Новости из Кармадона
Болевая точка
Саламбек Маигов: Кто хочет жить под властью Будановых?
Люди
Запад награждает наших лучших правозащитников, а в России они все более становятся изгоями
Власть и люди
Паспорт ценой в жизнь
Власть
Команда Юрия Маслюкова снова при власти
Во главе части «Либеральной России» встал Иван Рыбкин
Финансы
Государство не хочет долларов
Экономика
Проверено: нефти нет
Точка зрения
Операция «Заложник». Эффективное средство борьбы государства с олигархами теперь проверяется на «ЮКОСе»
Частные интересы государственных структур даже справедливое решение могут превратить в незаконное
Четвертая власть
Закрыв свои газеты, Лукашенко взялся за российские каналы
Евгений Киселев: Возможно, и НТВ ждут тяжелые времена
Регионы
Определена цена жизни кузбасского шахтера
Ритуалы пополняют казну
Санкт-Петербург
Триста бед и одно дело. Рассматривается вред, причиненный Санкт-Петербургу юбилеем
Спорт
Александр Сидельников - Костер на льду
Телеревизор
Федор Бондарчук: Подводная лодка выходит в эфир
Новости телеканалов
Вольная тема
«Инаколетние». Душевные клетки тоже не восстанавливаются
Сюжеты
На реке Скниге проходит слет йогов всея Руси
Исторический факт
Первые трещины танковой демократии
Граф Безбрежный. Безумная жизнь Толстого-Американца
Было на будущей неделе
Семь дней в истории. 14-20 июля. Чем они потрясли мир?
Кинобудка
Самой острой социальной драмой на Авиньонском фестивале-2003 может стать конфликт между мастерами культуры и подмастерьями
Присоединяйся к нашей шайке!
Музыкальная жизнь
Барды и политики на одной поляне. Послесловие к Грушинскому фестивалю
Театральный бинокль
«Мой старый сад»

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100