NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ТРЕТИЙ СРОК НА СВОБОДЕ
Грядет третий белорусский референдум, а значит — новые аресты и новые смерти
       
(Фото PhotoXPress)
  
       
Точно не помню, сколько мне лет. Кажется, уже много тысяч. Или сотен. Потому что девять из них я живу при президенте Лукашенко. И каждый год проживается, как век, — не легче, причем как двадцатый — с войнами, тюрьмами и убийствами, ставшими нормой. Александра Лукашенко белорусы выбрали своим президентом ровно девять лет назад. И было совсем не страшно.
       1994-й — веселый год. Первые президентские выборы в независимой и радостной Беларуси, легко порхающей над Европой с бело-красно-белым флагом. Мы все еще так молоды — и Верховный совет, и Декларация о независимости, и Белорусский народный фронт, и конституция, и кандидаты в президенты…
       Абсолютное большинство жителей Беларуси проголосовали за Лукашенко — так же легко и радостно, как делали в то время все остальное. Тем более что его вынесла на поверхность высокая постсоветская волна борьбы с коррупцией. Антикоррупционный доклад, прочитанный молодым депутатом Лукашенко с трибуны Верховного совета в конце 1993 года, был подготовлен тогдашним премьер-министром Кебичем, которому всего лишь требовалось избавиться от некоторых особо зажравшихся чиновников из собственного окружения. Был бы это не Лукашенко, а кто-нибудь другой, главное, чтобы не из старой номенклатуры, — проголосовали бы за того, другого, с такой же легкостью. Потому что мотив голосования был прост: советских аппаратчиков вроде Кебича — немедленно на свалку истории вместе с портретами вечно спящих членов политбюро. А с новым, молодым руководством мы вмиг наш и, конечно же, новый мир построим.
       Кто мог предположить тогда, что пророческой станет совсем другая строчка из «Интернационала» — насчет тех, кто был никем, а станет всем? Впрочем, опьянеть с глотка свободы и потерять голову, перестать соображать, что почем, вовсе не казалось постыдным.
       В 1994 году, спустя всего лишь четыре месяца после избрания, Лукашенко решил, что игр в молодую демократию более чем достаточно... Довольно, хватит!
       Осенью 1994 года ведущие белорусские газеты выходят с белыми пятнами на страницах, где должен был публиковаться доклад депутата Сергея Антончика о коррупции в уже новом властном аппарате. Вдогонку президентским указом увольняются главные редакторы этих газет. Еще не страшно, еще кажется, что это временное помутнение сознания, а не тенденция. Президент же еще так молод — только-только 40 исполнилось! (Кстати, он до сих пор по привычке называет себя молодым президентом, не замечая хохота окружающих, которые видят и набрякшие веки, и морщины, и оплывающую свечным огарком фигуру, и не спасающую уже прическу «внутренний заем».) Год 1994-й со скрипом заканчивается, а в бокалах с шампанским все еще плещутся надежды.
       В 1995-м Лукашенко проводит свой первый референдум. Меняет белорусские государственные символы на старые, советские. На глазах у собравшихся начальник управления делами президента Иван Титенков срывает бело-красно-белый флаг со здания администрации и рвет его на куски. Стоящие внизу впервые с ужасом начинают ощущать собственную беспомощность перед тупой силой. У них только и остается сил на фольклорные изыски, и теперь белорусский советский герб в народе называют «тухлое яйцо на сковородке», а красно-зеленый флаг — «закат над болотом».
       1996 год — время второго референдума, который изменяет конституцию и расширяет президентские полномочия практически до полной безграничности. Противостояние с Верховным советом, не дойдя до кульминации, заканчивается полным проигрышем парламента. Депутаты честно собирают нужное количество подписей за импичмент, но против тяжелой артиллерии в лице московского гостя Черномырдина устоять не могут. После референдума Лукашенко понимает: теперь ему можно все — и объявляет, что прошедшие два года были как бы «понарошку» и потому не засчитываются, а отсчет президентского срока следует начинать со дня референдума. Пятилетка превращается в семилетку, как когда-то в СССР. А чтобы никто не оспорил победу, Лукашенко на всякий случай разгоняет Верховный совет и назначает в новый парламент, называемый теперь Национальным собранием, только самых преданных депутатов. В том же 1996 году проходит знаменитый марш протеста «Чарнобыльскi шлях», собравший десятки тысяч людей и жестоко разогнанный милицией. После этой демонстрации в Беларуси начинаются первые политические аресты.
       1997-й — год омоновских дубинок, слезоточивого газа, самых массовых акций протеста и арестов. В 1997 году садится в тюрьму журналист ОРТ Павел Шеремет и раздается реплика Лукашенко в сторону Ельцина, возмущенного посадкой российского журналиста: «Мне 40, ему (Ельцину) — 80». В том же году арестовывают того самого трижды Героя Соцтруда Василия Старовойтова, председателя знаменитого колхоза «Рассвет», и министра сельского хозяйства Василия Леонова (в бытность Лукашенко директором совхоза «Городец» Леонов возглавлял Могилевский обком КПСС и частенько «мочил» за хреновую работу нерадивого директора). Мир наблюдает со стороны, но предпочитает не вмешиваться.
       А в 1998 году вождь и вовсе идет вразнос, утрачивая связь с реальностью. Нет ничего невозможного, достаточно одного лихого жеста — эх, раззудись, рука, размахнись, плечо! — и послы Европы и Америки оказываются на улице, изгнанные из своих резиденций под предлогом ремонта канализации в поселке Дрозды. Ну не потеха ли? Но даже это пока не самый скверный год. Потому что еще все живы.
       В июле 1999 года заканчиваются президентские полномочия. Поскольку мир и не думал признавать результаты референдума 1996 года, Лукашенко становится нелегитимным по истечении пяти лет со дня выборов. Заметно, что он в панике. На телеэкране мы видим лицо человека, припертого к стене и готового уже на все. Это «все» не заставляет себя ждать. При странных обстоятельствах в апреле умирает Геннадий Карпенко — несомненный лидер оппозиции, за которого проголосовали бы хоть в 1999-м, хоть в 2001 году все, включая лукашенковских чиновников, уставших от постоянных истерик, слез и угроз своего хозяина. Исчезают, навсегда растворяются в воздухе Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский, и никто не успевает даже слово прощальное сказать им вслед. Кажется, мы все на айсберге, который несет куда-то в ледяной океан. С берегов удивленно смотрят те, кто успел вовремя смыться. А мы сбиваемся в толпу ближе к центру айсберга, чтобы нас не смыло огромной темной волной и не унесло в ледяную воронку — туда, где Захаренко, Гончар и Красовский.
       В 2000 году к ним присоединится Дмитрий Завадский. Наверное, он стоял ближе всех к той смертельной волне на берегу нашего брошенного всеми айсберга. Его исчезновение уже почти не шокирует, лишь шепот вокруг: кто, интересно, следующий?
       А в 2001 году Лукашенко вновь избирается президентом — при том, что перед выборами вдруг рванули на Запад все милицейские-прокурорские, расследующие дела об исчезновениях, да и заорали оттуда хором: это он заказал всех пропавших, а его верный госсекретарь Шейман исполнил в лучшем виде! Лукашенко, впрочем, даже не пытается опровергнуть обвинение в организации убийств. А зачем? Убивал или нет — все равно положенные 80 процентов голосов ему «нарисуют», административный ресурс находится в полной боевой готовности.
       В 2002 году, кроме банкиров и бизнесменов, он начинает арестовывать еще и директоров заводов, чтобы было кого обвинить в экономическом крахе некогда благополучной юной республики. А в 2003-м…
       Впрочем, этот год еще не закончился. Потери будем подсчитывать в декабре. Но жить — когда же? На это совсем не остается времени. Нас ждет в этом году новый референдум — о третьем президентском сроке, — и, значит, новые аресты и новые смерти. Да и потом, после Лукашенко, отдохнуть вряд ли удастся — если, конечно, нас, легких, как стрекозиные крылья, не смоет очередная волна. Тем же, кто уцелеет (мне бы очень хотелось оказаться в этом списке), придется отмывать от крови и грязи страну, в которой так хорошо было бы просто жить, да не пришлось…
       
       Ирина ХАЛИП, наш соб. корр., Минск
       
21.07.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 52
21 июля 2003 г.

Отдельный разговор
Силовики по вызову
В РСПП поступило более 100 жалоб на произвол властей
«ЮКОС» и лай-детектор
Стихийное движение прокурорских масс
Дело «ЮКОСа»: в ход пошли психотропы?
Тайный заговор олигархов - хит политического сезона
Темнота - страшная сила
Неслучайный звонок
«Тушите свет!»
Олигархи - оборотни в шоколаде
Подробности
В армии усилили контроль за хранением зенитных комплексов
Наши даты
19 июля в Доме Булата состоялась презентация книги Юрий Щекочихина
Расследования
У силовиков по-прежнему плохая координация движений. Их связывает отсутствие связи
Специальный репортаж
Родовая травма. Никакой системы медицинского обслуживания у нас нет, а есть систематическое издевательство над больными людьми
Люди
Нина Васильевна - мать донской демократии
Московский наблюдатель
«Вихрь-антигрызун». Старым домам грозит нашествие
Музей улицы, которая не сгорела в 1812 году. Даешь Кузнецкий Мост!
Новости компаний
На Коршуновском ГОКе видны все признаки передела собственности
Четвертая власть
Убит журналист, благодаря которому нынешний президент Ингушетии пришел к власти
Конкурс региональных журналистов на лучшие публикации по проблемам беженцев
Начался суд над журналистами пермской газеты «Звезда»
Навстречу выборам
Имидж - ничто. Репутация - все!
Тупики СНГ
Грядет третий белорусский референдум. А значит - новые аресты и новые смерти
Регионы
В Музее деревянного зодчества прошел 3-й международный праздник огурца
Народ поддерживает любовь даже в архитектурном воплощении
Торжественно открыто производство стеклотары
Образование
Разумное. Доброе. Вечное. Цена договорная
Наши корреспонденты разведали обходные пути в московские вузы
Вести из приемных комиссий
Вопрос министру образования РФ г-ну Филиппову: что за комиссия, создатель?
Интернет
Кто держит ключ от виртуального мира?
Спорт
Удастся ли Фетисову выбросить Тягачева за бортик?
Загадка из Бузулука
Телеревизор
Дмитрий Корчинский: На войне я чувствую себя, как дома
«Спотыкач» Сергея Юрского
Обратная сублимация сексапила
Сюжеты
Прощание с талисманом. Художника Чижикова обокрали, а олимпийского Мишку съели крысы
Исторический факт
«На каждого интеллигента должно быть дело». Философский пароход
Библиотека
7 февраля 2004 года российские книжные магазины содрогнутся от Гарри Поттера
Кинобудка
Любовь и проруби
Сектор глаза
В Пушкинском музее открылась выставка рисунков Джакомо Кварнеги
Культурный слой
Людмила Сараскина: Читать Достоевского - значит познавать свою душу

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100