NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СВИДЕТЕЛЬ ОБВИНЕНИЯ СТАНОВИТСЯ СВИДЕТЕЛЕМ ЗАЩИТЫ!
Дело Закаева: еще одна сенсация в лондонском суде
       
А. Закаев       
Утром 24 июля в Лондоне, в магистратском суде на Боу-стрит, в зале № 3, было малолюдно. И хотя возобновились судебные слушания по делу «Правительство Российской Федерации против Ахмеда Закаева» (о требовании Генеральной прокуратуры РФ выдать спецпредставителя Аслана Масхадова, живущего на территории Великобритании), но российской стороной день был заранее объявлен неинтересным и проходным, как это случается тут всегда, когда предполагается допрос очередного «свидетеля со стороны защиты Закаева». На сей раз в полном составе отсутствовали сотрудники нашей Генпрокуратуры, обычно предпочитающие быть в Лондоне. Не прилетел Сергей Фридинский, заместитель генпрокурора по Южному федеральному округу (ЮФО), — ответственный по стране за выдачу спецпредставителя. Проигнорировал «день защиты Закаева» и Игорь Медник, следователь окружной (ЮФО) прокуратуры, главный «по Закаеву» за Фридинским…
       И напрасно. И Медник, и Фридинский, и вся группа их поддержки очень бы удивились — в качестве свидетеля защиты Закаева перед судьей Тимоти Вокмэном предстал свидетель обвинения. Так сказать, «жертва Закаева». Имя этого человека — Дук-Ваха Душуев. В материалах дела, присланных из Москвы (их готовил следователь Медник), Душуев фигурирует как «личный охранник Закаева», в декабре 2002 года давший показания о том, как в январе 1996 года по приказу экстрадируемой персоны другие его охранники захватили в заложники с целью получения выкупа двух православных священников, находившихся в Чечне с миротворческой миссией, — отца Анатолия Чистоусова (впоследствии погиб в плену) и отца Сергия Жигулина (в монашестве — отца Филиппа, он был допрошен в лондонском суде 10 июля)...
       
       
К свидетельской трибунке по правую руку от судьи на неестественно прямых ногах, выбрасывая вперед малопослушные ступни, вышагивает небольшого роста чеченец, стараясь ни на кого не смотреть и старательно скрывая, что идти ему нелегко. Это и есть Душуев Дук-Ваха. Вокруг Лондон, но глаз, тренированный на вторую чеченскую войну, быстро определит что тут к чему: Дук-Ваха ходит именно так, как это делают сегодня многие мужчины в Чечне. Которые выжили в ходе «антитеррористической операции», но остались с перебитыми и плохо сросшимися конечностями.
       — На чем надо клясться? — спрашивает свидетель переводчика, дойдя до трибуны, и улыбка у него тоже нездешняя. Как маска. — На Библии? Или Коране?
       — Все равно.
       Присяга позади, и Дук-Ваха объясняет, что год его рождения — 68-й, и, значит, лет ему только тридцать пять… А выглядит на пятьдесят…
       Адвокат Эдвард Фитцджеральд (спикер группы защиты Ахмеда Закаева) начинает допрос:
       — Давали ли вы показания против господина Закаева 2 декабря 2002 года?
       — Да.
       — Эти показания?
       Дук-Вахе показывают материалы дела, присланные Генеральной прокуратурой РФ в Лондон. Перед лицом суда он должен удостоверить протокол собственного допроса, снятого в Грозном следователем по особо важным делам прокуратуры Чеченской Республики, младшим советником юстиции К. Криворотовым: «…Примерно в октябре 1996 г. мне стало известно, что можно устроиться охранником в министерство культуры ЧР. Примерно 4 месяца я посменно осуществлял охрану здания министерства культуры. Примерно в феврале 1997 г. … (имя вымарано. — А.П.) предложил мне перейти работать личным охранником Закаева. Я согласился и с февраля 1997 г. по февраль 2000 г. практически постоянно находился рядом с Закаевым. В одной из поездок Закаева в Урус-Мартан я осуществлял сопровождение вместе с… (имя вымарано. — А.П.). Еще ранее я обратил внимание на цепочку из металла белого цвета, висевшую у… (имя вымарано. — А.П.) на брюках. Я поинтересовался, откуда у него эта цепочка, на что… (имя вымарано. — А.П.) ответил, что цепочку он отобрал у православного священника, который раньше носил на этой цепочке православный крест…. (имя вымарано. — А.П.) рассказал, что в 1995 г. в Урус-Мартан приезжали двое священников, чтобы договориться об освобождении российских военнослужащих. Закаев приказал похитить священников с целью дальнейшего получения выкупа за их освобождение в размере 500 тысяч долларов США для приобретения оружия и экипировки боевикам. Выполняя приказ Закаева, он привлек к участию в похищении человек 5–6 из личной охраны Закаева… Для удачной реализации задуманного … (имя вымарано. — А.П.) переоделся сам и переодел своих подчиненных в милицейскую форму. Я поинтересовался у… (имя вымарано. — А.П.), кто мог заплатить такие большие деньги за освобождение священников, на что получил ответ, что 1 миллион долларов США готов был уплатить Папа Римский, а также 500 тысяч долларов обещал Патриарх Алексий Второй. Как я понял из рассказа, Закаеву так и не удалось получить выкуп. С начала контртеррористической операции, то есть с 1999 г., Закаев возглавил так называемый Чернореченский фронт, который оказывал вооруженное сопротивление федеральным силам РФ на подступах к Грозному. В тот период я постоянно находился рядом с Закаевым. Мы оказывали вооруженное сопротивление российским войскам до февраля 2000 г., когда в массовом порядке отступили из Грозного. На тот момент Закаев был парализован. Тогда я видел Закаева в последний раз...»
       — Да, это мои показания.
       — Вы сказали тогда, что господин Закаев давал указание похитить двух священников?
       — Да, сказал.
       — Это правда?
       — Нет, это неправда.
       — А почему вы это сделали?
       — Меня заставили.
       — А почему? Что этому предшествовало?
       — Я жил в Грозном. Как-то в ноябре 2002 года нас с товарищем остановили на блокпосту. Мы показали документы. Рядом стояли две бронированные военные машины. Из них выскочили вооруженные в масках, нас скрутили, не объясняя ничего, надели наручники и целлофановые мешки на головы, бросили в машины, на меня сел один из военных — и повезли. Ехали минут 20–25.
       — Куда привезли?
       — Точно не знаю. Но думаю, что на Ханкалу. Там меня взяли под руки, оттащили в сторону метров на тридцать, сказали приподнять ноги, кинули в яму и закрыли металлической крышкой. Дней шесть там держали.
       — В это время допрашивали?
       — Да, каждый день.
       — Кто?
       — Не знаю точно, у меня все время был мешок на голове. Но русские. Потом узнал, что из ФСБ. Меня вытаскивали из ямы, заводили в какое-то помещение. На первом же допросе сказали, что слов «не знаю» и «нет» быть не должно. Иначе сразу убьют.
       — Они знали, что вы знакомы с Закаевым?
       — Да. Сказали говорить, как мы с Закаевым воевали в Дагестане. И как — в исламском батальоне «Джамаат», которым командовал Закаев. «Вы резали головы российским солдатам!». Когда я говорил, что этого не было, они говорили: «А какая разница?». И начинали свои пытки.
       — Как вас пытали?
       — И током, и били ногами, и, наверное, дубинками — я же не видел, чем… При очередном допросе спросили, знаю ли я номер телефона Закаева. Я сказал: нет, Закаев уже был арестован тогда в Дании. Они мне ответили, что у них есть и аппарат, и номер телефона. Привязали к стулу, присоединили что-то к ногам, один набрал номер, сказав, что это звонок другу в Копенгаген, и меня стало бить током. Так каждый день. Когда заканчивалась процедура, меня бросали опять в яму. И я все время там находился.
       — В ноябре?
       — Да, зима уже была. Холодно. Яма — очень узкая, нельзя встать — голова упиралась в металлический люк, и сесть тоже нельзя — на дне вода. В конце концов я сказал им, что сделаю все, что они хотят. Я больше не мог терпеть пытки — поймите, я же человек. Поймите…
       В зале — шоковая тишина. Все замерли. Судья уже не перебирает бумаги перед собой и так же, как все, не отрываясь смотрит на Дук-Ваху. Не верит?..
       — Они мне сказали: я должен подписать показания, что Закаев приказал своим охранникам похитить священников. Я им сказал: «Но я же не знал тогда Закаева и не знаю, что он тогда делал». Они ответили: «Ничего, мы знаем. Твое дело — подписать». И предупредили: если я когда-нибудь вздумаю изменить свои показания, «мы живьем шкуру спустим». Потом меня повезли в управление ФСБ по Чечне в центре Грозного. Там впервые сняли наручники и мешок с головы. И я подписал, что мне дали.
       — И про Папу Римского?
       — И про Папу Римского.
       — Когда вы подписывали, вас снимали на видеокамеру?
       — Сначала мне сказали выучить наизусть текст, который дали подписать. Предупредили, чтобы перед камерой не запинался, когда они станут задавать вопросы, а я как бы отвечать. Привели в комнату, там было 7–8 военных и двое гражданских. Один из них представился мне, что с НТВ, из программы «Совершенно секретно».
       — Все это было в здании ФСБ в Грозном?
       — Да.
       — После записи куда повезли?
       — В тюрьму в Грозном. Но сначала — в суд, оформили какие-то документы, я был в очень тяжелом состоянии, весь избитый, в кровоподтеках, но судья (в Старопромысловском районном суде. — А.П.) ничего не спрашивал, наложил арест на 10 суток, пока на мне побои заживут. После этого привезли в тюрьму, но там меня не приняли, сказали, что я умру тут, а они отвечай… Повезли вечером еще в одну тюрьму — там меня взяли, и я просидел два месяца.
       — Вы знали, что ваши показания против Закаева прошли по телевидению?
       — Да, охранники в тюрьме сказали. Что крутят по всем каналам. Через два месяца меня опять повезли на суд. Там присутствовал сотрудник ФСБ, чеченец — я его знаю, мы с ним вместе в школе учились. Он меня спросил: «Ты знаешь, зачем тебя сейчас освобождают? Чтобы убить и всю вину свалить на Закаева: мол, он уничтожает свидетелей против себя. Если хочешь жить, уходи из Грозного сегодня же». Я так и сделал.
       Британский судья — великий молчун. Тут судьям не положено говорить — только «да» или «нет», еще: «господин Закаев, следующее заседание тогда-то, если вас не будет в 10 утра, вас ждет заключение...» Но и на эту традиционную Англию вышла наша российская управа. Судья не выдержал: «Экстраординарная ситуация… Драматический поворот событий...» И потребовал немедленного ответа на некоторые принципиальные вопросы: почему Генпрокуратура, например, уверяет, что свидетелю Душуеву угрожала опасность со стороны Закаева и именно поэтому его имя было вымарано при подаче в Британию бумаг на экстрадицию, а в это время Душуев находился в тюрьме, значит, под защитой тех, кто уверяет?.. Не намеренно ли вводит суд в заблуждение сторона обвинения? Судья взбешен…
       Введение суда в заблуждение тут — тягчайший профессиональный проступок. Напомню местную структуру — каким образом осуществляется правосудие. У Закаева — адвокаты, и у Генпрокуратуры — тоже адвокаты, поддерживающие требование об экстрадиции, и их пригласила Королевская прокуратура, которая работает с нашей Генпрокуратурой. Но если выясняется, что намеренное введение правосудия в заблуждение имело место, а адвокаты Королевской прокуратуры не разобрались в этом и слишком доверились российским коллегам, то им положены дисциплинарное разбирательство и взыскание; и это сильный удар по репутации, которого корпорация не простит — пятно на всю карьеру… Тут в такие игры не играют.
       Поэтому адвокаты Королевской прокуратуры тоже в замешательстве — теперь они вынуждены уже биться за свою репутацию, поставленную на карту. В зале — именно эти речи: о примере современного «кремлевского правосудия», о том, что даже в сталинских процессах подобного не было… Адвокаты униженно просят судью дать им время до 8 сентября, повторяя: «Очень серьезные обвинения… Мы не готовы… Комментариев сегодня у нас нет...» Но судья требует ответа «сегодня же» и дает только два часа, чтобы связаться с Москвой (наверное, с Фридинским); и когда он, судья, услышит ответы, тогда и примет решение вообще о дальнейшем ходе этого процесса…
       Два часа, впрочем, не спасают. Судья Вокмэн соглашается получить письменные объяснения Генпрокуратуры РФ до 1 сентября, но с тем чтобы 8 сентября возобновить слушания, и строго предупреждает, что это будут последние четыре-пять дней заседаний по делу, после которых он возьмет некоторый перерыв уже для принятия решения…
       Что же творится? Мы выползли в Европу со своими дурными юридическими наклонностями, позволяющими фабриковать дела, когда и как требуется, — и, конечно, полностью оскандалились.
       В Британии этот номер не прошел, потому что и не мог пройти — им тут незачем запускать в себя этот наш вирус. И англичан понять можно. Но что нам делать дальше? С нашей ОРГАНИЗОВАННОЙ против нас ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ГРУППИРОВКОЙ? С репрессивной Генпрокуратурой? Сталинским судом? Разнузданной ФСБ? В целом — с нашей «демократической» современностью?.. Ведь что возмутило британский суд: наш судья видит перед собой сильно избитого человека — и не задает вопросов: почему, штампует решения, обеспечивая «крышу» палачам… Сотрудник прокуратуры снимает показания прямо в здании ФСБ, фиксирует в протоколе, что это прокуратура; опять же видит, что перед ним человек после пыток, — и «не обращает внимания»… А фээсбэшники, ничем не скованные, творят с «человеческим материалом» все, что взбредет в их головы…
       Англичане-то выживут после нашего нашествия — лишь зафиксируют для анналов, с кем имеют дело, и Закаева, конечно, не выдадут. Но как быть нам?
       Общество обязано сказать свое слово — не отмолчаться. Не хотите защищать Закаева — так встаньте на собственную защиту, госсистема стала смертельна для любого из нас. Пытки могут настигнуть каждого — эти теракты власти против нас.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой газеты», Лондон
       
28.07.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 54
28 июля 2003 г.

Обстоятельства
Михаил Ходорковский: Нельзя все время начинать сначала
Буданов получил то, что заслужил
Подробности
Солдат не может быть матерью
«Дош» - не воробей
Отделение связи
Письмо, пришедшее Юрию Щекочихину «от бойцов группы «Альфа» (ЦНС ФСБ)»
Стоит ли лизать марки, отправляя конверты президенту?
Специальный репортаж
Между Турцией и Польшей была заложена бомба…
Болевая точка
«Дело Закаева». Свидетель обвинения становится свидетелем защиты
Власть и люди
Азартная игра в миграционные карты
Власть и деньги
Неужели Абрамович оказался провидцем?
Финансы
Прогнозы фондового гидрометцентра
Экономика
США: догнать и перегнать СССР! А что будет с долларом?
Точка зрения
18 августа - красный день календаря
Новости компаний
В деле «ЮКОСа» главным аргументом следствия становится чашка с подмешанным в кофе наркотиком?
«Роснефтедоллары» государственного долга
Навстречу выборам
Технология избрания чеченского президента как часть предвыборной кампании Путина
В Чечне идет зачистка глав районов перед президентскими выборами
Инострания
Почему иракцы празднуют уничтожение сыновей Саддама?
«Департамент нежности». Заметки из европейской глубинки
Регионы
Вес политика измеряется стулом, на котором он сидит
Зубы в подарок
В Азове продолжаются манифестации
Наука
Нефти в российских недрах осталось лет на двадцать. Что будет с Россией, когда кончится нефть?
Спорт
Александр снова Первый!
Трудно быть самим Сабонисом. Летопись легенды
Телеревизор
Многие программы, на которые делалась ставка, не дотянули до конца сезона
К телевидению нужен женский подход
Ведь вы этого отстойны…
Вольная тема
Животное - человек, успешно делающий карьеру
Сюжеты
Жизнь замечательных зверей. Они смотрят на нас проницательнее, чем мы на них
Библиотека
Анатолий Королев: Мода на Россию заканчивается Чеховым
Кинобудка
Отар Иоселиани. Жил певчий дрозд
Отар Иоселиани. Прощание с невинным ремеслом комедианта
Театральный бинокль
Начальство боится клоунов. Фестиваль отменили не только в Авиньоне, но и в Архангельске

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100