NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Михаил ХОДОРКОВСКИЙ:
НЕ ХОЧУ БЫТЬ «ЖЕРТВОЙ ИСТОРИИ»
       
(Рисунок С. Аруханова)       ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
       Россия — богатая страна. А народ ее беден.
       Россия — великая страна. Но любое величие относительно. Даже Эйнштейн не подозревал, насколько все относительно…
       Президент России объявил: все — на борьбу с бедностью! Но как бороться с бедностью? Уничтожать богатых? Это мы уже пробовали в 1917-м. И — выпали из истории. Выпрыгнули из нее. И обрекли себя на формы ложного бытия. На гражданство страны мыльных пузырей…
       Мы бесконечно будем проигрывать сражения с бедностью. Потому что у нас нет единства ценностного ряда.
       Россия движется на параллельных.
       Ум и деньги у нас редко встречаются.
       Деньги и культура ходят по разным комнатам.
       В экономике два языка: гайдаровский и трамвайный.
       А с людьми никто не разговаривает. Ни политики. Ни чиновники. Ни бизнесмены.
       С просто людьми и просто так — без избирательной кампании — не разговаривает никто, нигде и никогда. Некогда. Дело надо делать. Или — дело. Или — слова.
       А разве дело не в словах изъясняется? И кто будет объяснять моему дяде Славе или моей соседке Марусе, что собственность — самая важная из свобод? И что идея собственности в России — очень молодая? Что в России дворянства как такового не было. Был услужающий класс. Сперанский писал: «Рабы государевы и рабы помещичьи». Свободными оставались лишь нищие и философы.
       И сегодня какими-то жуткими антисмыслами больны, мучаются и маются люди. Не могут понять: бывает ли порядок без рабства? Слушают про диктатуру закона и не в силах додуматься, что не в диктатуре закона суть, а — в верховенстве права. В фашистской Германии или сталинской России были законы, но верховенством права и не пахло.
       Если мы будем продолжать воспринимать реальность нетвердостью ума, сентиментальной размягченностью, уступкой эмоциям и слабостью мыслящей воли, Россия так и останется «страной вечной беременности».
       Что-то случается — и ничего не происходит.
       Нет позитивных изменений, и все — поздно и мимо.
       А ведь что легко дается кем-то извне, легко и забирается…
       Как научиться владеть собственностью? Может быть, прежде всего нужно научиться владеть собой? Своими чувствами? Владеть в мысли. Владеть в труде.
       Мы хотим бороться с бедностью, игнорируя верховенство права? Ничего не получится. Страны, не понимающие либеральных ценностей, навсегда остаются бедными.
       На прошлой неделе на одном из семинаров я слушала выступление Михаила Борисовича Ходорковского — главы «ЮКОСа». Месяц не утихают страсти вокруг этой компании. Обыски, аресты, допросы, суды, пересуды… Кто-то уже готов плясать на крышке гроба… Кто-то испугался — и отшатнулся… Кого-то одолели тоска и усталость…
       Президент молчит. Или говорит слова-гримасы, слова-ухмылки. Премьер-министра через телевизор отчитывают прокурорши. Что происходит? Понять невозможно. Язык не работает.
       Может быть, именно поэтому мне показалось важным опубликовать в газете избранные места из недавнего выступления Ходорковского (подготовленного им для публикации в «Новой газете»). Это просто соображения о крупном бизнесе, о его гражданской и социальной ответственности.
       Слово — Михаилу ХОДОРКОВСКОМУ
       
       
(Фото PhotoXPress)
      
       О том, что может крупный бизнес
       Крупный бизнес, на мой взгляд, может выполнять для общества одну главную задачу. Заниматься производством массового продукта. По минимальной цене. И с максимальной эффективностью. И это все, почти все, что может делать крупный бизнес для общества. Для людей.
       Если продукт действительно дешевый, действительно массовый и обеспечивается минимальный набор услуг — значит, крупный бизнес свою первую и главную задачу выполняет. Если такого набора продукции и услуг нет, то в обществе возможны всякого рода социальные проблемы.
       
       О том, чего не может крупный бизнес
       Крупные корпорации не могут действовать быстро и производить индивидуальный продукт, который требуется потребителю в обществе с продвинутым образом жизни. И не потому, что кто-то не желает это делать, кто-то раздулся от важности, потому что он такой большой…
       Проблема не в этом. Это органическая проблема крупного бизнеса.
       Специфический продукт требует частного предпринимательства.
       Работы одного человека, понимаете?
       И в условиях современной цивилизации, когда подрядные услуги получить достаточно легко, производителлям такого индивидуального продукта нет смысла объединяться в крупную корпорацию.
       Кто может удовлетворить конкретную потребность — он ее и удовлетворяет. Он рискует. Если эта потребность отпадает, он прекращает свою деятельность. Если потребность расширяется, малый бизнес становится крупным и начинает производить массовый продукт.
       Существует стереотип: крупный бизнес должен создавать рабочие места. Этот стереотип неверен. Потому что крупный бизнес (особенно в нашей высокоиндустриализованной и низкоэффективной стране), повышая эффективность производства продукции, на самом деле количество рабочих мест в своей сфере сокращает. И никуда от этого не деться! Теоретически можно, конечно, поставить сто человек с отбойными молотками вместо одного с горно-рудным комбайном, но это уже из другой оперы.
       Если мы хотим создавать рабочие места, нам нужно развивать средний и малый бизнес. Это их задача. И это их родовое отличие. Они это могут — и должны! — делать. А требовать от крупного бизнеса, чтобы он постоянно увеличивал численность занятых, экономически неоправданно.
       
       О политической роли крупного бизнеса
       Опять же подчеркиваю: крупного бизнеса — как предприятия. Существует на этот счет несколько противоположных мнений. Возьмем две крайние точки зрения.
       Первая: крупный бизнес может — и должен! — определять существование страны, ее политическую направленность.
       Вторая: крупный бизнес вообще не должен участвовать в политике.
       Первую я бы сразу отверг. Крупный бизнес как таковой не может и не должен определять политику в стране или регионе. У бизнесмена и политика совершенно разные ментальные установки. У руководителя крупного бизнеса ментальная установка простая: максимальная эффективность и работа только с теми людьми, которые разделяют эти требования. Все остальные должны уйти. Все, что мешает высокой эффективности, должно уйти.
       Любой мэр, даже самого маленького городка, решает другую задачу. Он не может упустить из виду ни одного человека. Даже того, кто данному обществу с экономической точки зрения вреден. Более того! Он не может и не должен — во всяком случае, если строится демократическое общество, — допускать, чтобы все в его городе мыслили одинаково.
       А крупная корпорация решает противоположную задачу. В рабочее время там все должны мыслить одинаково. Это корпоративная культура. И именно она позволяет производить стандартный продукт. И — наиболее дешевым образом.
       Поэтому задачи, решаемые крупным бизнесом в гражданском обществе и политиками в гражданском обществе, диаметрально противоположны.
       Теперь — о второй точке зрения: крупный бизнес вообще не должен участвовать в политической жизни. Это невозможно и по объективным причинам, потому что совершенно очевидно: крупный бизнес так или иначе пересекается с решением политических задач. И невозможно с точки зрения здравого смысла.
       Вот строительство трубопровода в Китай. Или строительство трубопровода в Мурманск. Я считаю: эти вопросы не должны решаться на государственном уровне. Это вообще чисто бизнес-вопросы. Но! Именно эти вопросы по вполне понятным причинам были подняты политиками на государственный уровень. Так вот: могу ли я как руководитель компании — еще раз подчеркиваю: как руководитель компании, не как человек! — спокойно взирать на то, что политики принимают решение направлять трубу в Китай или за пять тысяч километров на Находку? Если я как специалист точно знаю, что труба на Находку будет убыточна. Нефти там не будет! Или она должна дотироваться государством. Обществом, в конце концов. Должен я молчать в этой ситуации? Или не должен?
       Если я понимаю: освоение дальневосточной Сибири, где у моей компании есть интересы и у общества есть интересы, из-за этого направления трубы отложится на 10, 15, а может, и на 20 лет? Должен я как руководитель компании в этой ситуации молчать? Или должен пытаться оказать воздействие на соответствующие политические решения?
       Итак, однозначного ответа на вопрос, должен крупный бизнес участвовать в политической жизни страны или не должен, не существует. И та, и другая крайность — ошибочны.
       
       О методах крупного бизнеса
       Конечно, в решении любых политических вопросов не могут использоваться крупным бизнесом действия, нарушающие либо законодательство страны, либо те производственные функции, ради которых крупный бизнес и существует.
       Поскольку крупный бизнес является крайне сложной системой, то вне законодательного пространства он существовать не может. И любое нарушение законодательного пространства разрушает крупный бизнес.
       А это значит: разрушает доступ к минимальному пакету услуг и товаров всего населения.
       А это совершенно не соответствующие цивилизованному современному обществу последствия.
       Итак, те, кто считает, что крупный бизнес может попытаться жить в условиях отсутствия или нарушения законов, какими бы они ни были, тот совершенно не понимает самой природы существования крупного бизнеса.
       Методы же цивилизованного лоббирования, на мой взгляд, являются абсолютно приемлемыми. И я считаю: парламент страны — как раз то место, где должны сталкиваться интересы разных групп влияния. Каждая группа влияния имеет свои методы, и задача парламента — из всех столкнувшихся интересов выбирать то, что для общества наиболее приемлемо.
       До людей должны быть доведены все точки зрения. И не просто доведены. А эти точки зрения должны быть внятно, доходчиво и ясно изложены. В чем, собственно, и заключаются функции нормального, цивилизованного лоббизма. И это — один из кирпичиков демократии.
       
       О людях в крупном бизнесе
       Это акционеры, менеджеры, просто сотрудники компании. Здесь тоже приходится слышать, что эти люди должны находиться вне политического процесса. Либо их участие в политике должно каким-то образом определяться.
       Но!
       Каждый гражданин своей страны — неважно, кто он по профессии, — не только может, но и обязан участвовать в политическом процессе. Потому что если он не участвует в политическом процессе — значит, он отдает право определять, как ему жить, кому-то другому.
       Поэтому у бизнеса, состоявшегося бизнеса, неважно, крупного или мелкого, сейчас я говорю уже только о людях в бизнесе, — так вот у этих людей, я считаю, обязанность номер один, моральная обязанность, обязанность перед их собственными детьми — в политическом процессе лично участвовать.
       Наемного служащего в нашей стране очень просто подогнуть. Лишить рабочего места. Применить к нему противоправные действия.
       Человек у нас, к великому сожалению, по-прежнему перед силовыми структурами беззащитен. И неважно, что именно — деньги, или общественное положение, или просто личная смелость — дает кому-то силу и не позволяет прогнуться, проломиться… Главное — не быть человеку перед властью беспомощным. Самим себе — загодя — не присвоить почетный статус «жертва истории».
       К сожалению, прослойка людей с четко очерченным личностным хребтом, с туго натянутой струной духа и характера у нас еще тоненькая. Но она уже есть. И это очень важно, что она есть.
       
       
       ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
       Конечно, можно сказать: ага, стало Ходорковскому плохо — так он сразу о людях вспомнил, начал с ними разговаривать… Ну, во-первых, хорошо, что вообще вспомнил. Во-вторых, в том-то и дело, что не сегодня. А гораздо раньше. Я, например, уже два года слушаю Ходорковского на самых разных семинарах. И — не агитки. А серьезные размышления о профессии. С простыми и сложными вопросами. С простыми и сложными ответами.
       Может, Ходорковский и в немилость впал потому, что начал работать с сознанием? Потому что пытался честно сам себе задавать простые и сложные вопросы и честно искать простые и сложные ответы? Это что касается слов.
       Теперь — о делах. Фонд «Открытая Россия», основанный на личные деньги Михаила Ходорковского, помогает сельским библиотекам, детским домам, подростковым лагерям. Каждый месяц по всей стране открывает интернет-центры, в которых учителя средних школ учатся работать с компьютерами. (Один такой центр может подготовить 1000 учителей в год.) Есть замечательный Клуб региональной журналистики. Есть новая образовательная программа «Юрист СМИ». А в апреле этого года руководство НК «ЮКОС» объявило о поддержке Российского государственного гуманитарного университета (в течение десяти лет — 100 млн долларов).
       Все это — и многое другое — работает на идею развития гражданской жизни в возлюбленном отечестве.
       А гражданская жизнь — это то, в чем очень нуждается сегодня наше общество.
       Гражданская жизнь — это то, в чем очень нуждается власть. (Власти надо учиться разговаривать с обществом, а не с населением. С людьми, а не с одноразовым народом у избирательных урн.)
       И гражданская жизнь — это то, в чем очень нуждается бизнес. (Чтоб не был противным. Не надувал щек от важности. И не думал о себе, что он — богатый, потому что умный и вписался в новую жизнь, а те, кто не вписался, сами виноваты.)
       Один мой знакомый на полном серьезе как-то сказал: «Деньги — лучше, чем нищета. Но только по финансовым соображениям».
       А моя бабушка, казачка из кубанского города Темрюка, говорила: «А шо Москва? Шо — Москва? Так, на один фонарь больше!».
       Да, дело не в том, богатые мы или бедные, живем в Москве или в Темрюке, русские или нерусские… Дело в том, рабы мы — или подданные, подданные — или граждане… И можем ли естественным образом быть гражданами?
       
       Зоя ЕРОШОК, обозреватель «Новой газеты»
       
04.08.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 56
4 августа 2003 г.

Обстоятельства
Михаил Ходорковский: Не хочу быть «жертвой истории»
Охота - к перемене места
Путин закончил военную реформу в России
Болевая точка
Почему теракты будут продолжаться?
Борьба против логики, смысла и опыта
Машина обязательного осуждения. ФСБ назначена отвечать за похороны Конституции
В Грозном незаконно добывается 500 тонн нефти ежедневно
Точка зрения
«КамАЗы» вместо пояса шахида, а олигархи вместо террористов в качестве предвыборной наживки
Расследования
Сыворотка лжи. Психотропные средства и гипноз применяются следствием в попытке получить компромат на руководство «ЮКОСа»
«Тушите свет!»
Станут ли труженики «Хамаса» палестинскими милиционерами?
Навстречу выборам
Судя по началу рекламной кампании, большинство партий получают деньги в одном окошке
После выборов
Любовь к народу на повременной основе
Подробности
Хорошая сторона псковского эксперимента
В 127-м полку принял присягу первый темнокожий десантник
Арестован мэр, собравшийся в депутаты Госдумы
Начальник рязанской милиции обвинил государство в создании ОПГ
Реакция
Ответ из «Аэрофлота»: Надеемся увидеть вас на борту
Влетайте самолетами «Аэрофлота» - 2
Специальный репортаж
Вполне внимаемые люди. Психолог в командировке
Охота на коров. Редкая буренка уйдет от оператора Никитиной
Московский наблюдатель
Минприроды ищет грязь в Москве
Последние дни «Москвы»
Финансы
Правительство снова ограбило пенсионеров
Инострания
Месяц мира в Иерусалиме. История одного взрыва
Тупики СНГ
Белорусских оппозиционеров превращают в бомжей
Медицина
В день рождения академика Федорова прекрасные глаза - каждому
Спорт
Человек - это летательный аппарат тяжелее воздуха
Телеревизор
Русские купили себе немного Warner Brothers
Мыльный сезон
Новости телеканалов
«Спотыкач» Сергея Юрского
Брожение умов, или Сочтемся славой, господа!
Сюжеты
Я с мышами переговорила, но неискренне и безрезультатно
Пара навсегда. Любовь со скоростью СПИДа
Родственной душе. До востребования
Свидание
Нодар Мгалоблишвили: Человек создан для чувств. В частности - для шестого
Библиотека
Сказки, не написанные Чуковским
Шолохов начал писать «Тихий дон» в семь лет?
Музыкальная жизнь
Теплообмен под гитару
К сведению…
Рельсы на юг

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100