NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ВСПЫШКА СКИНФЕКЦИИ
Скинхеды ворвались в поезд на станции метро «Лубянка». Случайность?
       
Любуются... Или присматриваются?
     
       
Если в воскресный вечер умиротворенная семья сядет пить на кухне чай, а в чердачное окно неожиданно влетит артиллерийский снаряд, можно предположить, что у пострадавших все-таки возникнет недоуменная обида на мир. Сам факт нежданного, мгновенного разрушения окружающего комфорта обычно действует на людей удручающе.
       
       
В воскресный вечер 10 августа я возвращался на метро с семейством с праздной прогулки по Москве. Через полминуты после отъезда от станции «Лубянка» в вагоне стало как-то тесно. Отвлекшись от болтовни, мы обнаружили, что он заполнен веселыми крепкими молодыми людьми 18–22 лет, числом не менее 30. Они смеялись и перемещались гурьбой по всему вагону, лениво присматриваясь к пассажирам. По дороге подняли, перешучиваясь, одного — с внешностью казаха и второго — с неявными признаками кавказских черт. Их быстро загнали в конец вагона, где моментально возникла кровавая свалка. Несчастных били картинно, как в кино: борцы за чистоту расы новейшей выделки подпрыгивали, хватались за верхние поручни и оттуда бросали свои молодые тела на лица тех, кого только что признали инородцами. Ногами вперед. В мгновенно возникшем водовороте из десятков кулаков и кроссовок тонули невнятные торжествующие крики.
       Вагон оцепенел. Женщины негодовали в голос. Я протиснулся в конец вагона и очутился между истекающим кровью человеком и белыми от алкоголя и ненависти лицами. В большинстве своем эти потомки викингов тоже оказались брюнетами и сказали все, что обо мне думают, в ответ на этот вовсе не героический жест. Все, что мне оставалось, — запомнить их получше на самый отчаянный случай: ребра мне могли переломать сильнее, чем остальным, а бежать на виду у своего сына что-то не позволяло. Но уже открывались двери станции «Чистые пруды», где они, дружно похохатывая, вывалились из вагона и двинулись на «Тургеневскую». Вслед за ними и мы — это и наша станция тоже. А поезд пошел дальше.
       Ощущение полного неправдоподобия — как в первом бою: такого не бывает, такое со мной не может произойти. Я пил чай, а на чердак влетел артиллерийский снаряд… По перрону уже шли ничего не подозревающие старики, дети. Было ли это? Лишь удары крови в висках и тоскливые взгляды пары пассажиров из нашего вагона еще свидетельствовали о прошедшем взрыве как остаточные явления. Сержант наверху без энтузиазма выслушал наш короткий рассказ и двинулся к эскалатору на «Тургеневскую», неубедительно имитируя быструю походку. И контролерша, как встревоженная мать, кричала ему от турникетов: «Только не смей подходить близко! Ни в коем случае не вмешивайся!».
       Меньше всего я склонен связывать эту стаю и слово «Лубянка», на которой мы встретились. Хотя это место и становится потихоньку одним из центров нового своеобразного русского патриотизма. Потому как видал я вещи и похлеще. Я помню, как подростком стоял посреди гигантского совхозного сада, а вокруг меня пара сотен совхозных молодых мужиков бились выдернутыми из-под яблонь кольями с нежданно нагрянувшими поселковыми. То была знатная совхозная свадьба, поглазеть на которую я сбежал с другом из пионерского лагеря в окрестностях Геленджика в июле 1975 г. Там тоже били чужих, но негров или азербайджанцев рядом не случилось. Потом участковый, кривясь от переспевшей вишни, вписывал в протокол десятки покалеченных. У побоища не было последствий: никто не мог вспомнить, кто кому и под какой яблоней перебил позвоночник или теменную кость. Сильная юность, как это ни парадоксально, пуглива перед лицом жизни. И с радостью утверждает себя, сбиваясь в стаи и топча слабого. Кто не понимает этого, не понимает истории: с этой злой энергией покорена Сибирь, на ней танки вермахта въехали в Париж. Весь вопрос в том, как ее используют правители.
       Многие молодые парни, пересекшие мою жизнь между «Лубянкой» и «Чистыми прудами», были высоки и накачаны. Но против совхозных или поселковых из того 1975-го у них не было бы никаких шансов. Их бы в пять минут перекалечили. А попади они в Казань на исходе 80-х, их бы перерезали лютовавшие по всему городу подростковые банды. И юные местные славяне с татарами убивали бы их без претензий к происхождению. Просто за то, что «не с нашей улицы».
       Нет, мне явилось слабосильное быдло новой формации. Большинство из них, по-столичному хорошо одетые, ухоженные и симпатичные, как и подобает москвичам, своевременно откосили от армии. Предоставив одногодкам из бедной провинции право испытать себя в настоящем бою против ненавистных инородцев в Чечне, они вскоре найдут свое место в сытой жизни.
       Нам всем повезло, что единственный талантливый политик на этом поле Жириновский — еврей. Не может он со всей силой своего таланта призвать к войне с инородцами без риска для своей жизни. Но если представить, что у таких шакалов найдутся свои таланты, то через полпоколения веками отягощенная миллионами родственных и дружественных межнациональных связей Москва заполыхает баррикадами. Я знаю, на какой стороне окажутся все мои друзья, которым уже поздно менять язык и родину, — на стороне пассажиров вагона, в котором я ехал. Но перед этим они купят своим детям билет из России. В одну сторону. В горящем доме деньги не хранят. И когда капиталы и специалисты побегут из России, вслед за ними потянутся за хорошей жизнью повзрослевшие фашисты из этой истории. Куда? Лучше всего в Германию, где их сверстники в борьбе за чистоту нации на полном ходу выбрасывают русских из пригородных электричек. Что поделаешь — там на роль местных азербайджанцев, памятуя исторические традиции, выбрали нас.
       Я полагаю, что знаю свой город. А потому в душе абсолютно не верю в такой исход дела. Но наши политики не ездят в метро, не бывают в районах с фантастическим названием Промзона. И жизнь им не напоминает, как мне в прошлое воскресенье, насколько хрупок мир, в котором они с таким комфортом устроились.
       
       Валерий ШИРЯЕВ
       
18.08.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 60
18 августа 2003 г.

Обстоятельства
Саддам Хусейн может скрываться в Белоруссии
Отставка Саламбека Маигова - это победа Басаева над Масхадовым
Военная доктрина РФ обанкротилась
Погоревшая армия
Подробности
МПС взяло почтовые вагоны под контроль
Иглу нашли. Осталось найти верблюда
Власти делают вид, что не замечают Видное
«Тушите свет!»
Дорогая, я увеличил президентский срок!
Реакция
Не хотите читать газету - читайте Административный кодекс
Власть рассматривает нас в нагрузку к себе
У Гнесинки отмерло правое крыло
Удельный вес детей
Расследования
Прокуроры не видят состав преступления. потому что едут в нем
Отдельный разговор
Александр Яковлев. «Диктатура двоевластия». Отрывки из книги «Сумерки»
Александр Яковлев: Чекистская партия ещё не распущена
Болевая точка
Главным врачом Моздокского госпиталя работал стрелочник
Общество
Вспышка скинфекции на «Лубянке»
Московский наблюдатель
Герт Хоф осветит Москву
Наша акция: Даешь Кузнецкий мост!
Финансы
Откуда у Минфина столько оптимизма?
Государство создало механизм по хищнической переработке народных денег
Точка зрения
Павел Краснощеков: О чем не знал Билл Гейтс
Четвертая власть
Конкурс региональных журналистов «Вопреки»
Навстречу выборам
Требуется тройник президента
Муфтий - агитатор и пропагандист
Власть лучше знает, какая оппозиция ей нужна
Десять лет без права перемены
Инострания
Америка во мгле
Мир и мы
Иосиф Кобзон - в «чёрном» списке
Чеченцы в Европе стали товаром
Регионы
Ракета тухнет с головы
Санкт-Петербург
Инфаркт Петербурга. Материалы к толковому словарю русских национальных забав
Медицина
Врачи уверены, что вирус вернется
Спорт
Анатолий Бышовец: В большом спорте совести мало
Телеревизор
Детективное агентство актеров
Новости телеканалов
«Стародум» Станислава Рассадина
Взамен литературы писателей возобладала литература читателей
«Спотыкач» Сергея Юрского
Имперский август, или Песнь сверчка
Сюжеты
Глухой врач, который научился летать
Посреди людохода. Монолог уличного музыканта
Исторический факт
Карательная психиатрия. У её истоков стоял всё тот же Феликс Эдмундович
Свидание
Борис Жутовский. Сначала время встало в позу, потом - позировало ему

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100