NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Анатолий БЫШОВЕЦ:
В БОЛЬШОМ СПОРТЕ СОВЕСТИ МАЛО
Единственный действующий российский тренер, который добыл олимпийское «золото», оказался не у дел
       
(Фото Андрея Успенского)
    
       
Облик Бышовца — нежно-голубая рубашка с вензелем на кармане, очки в тонкой золотой оправе, седина на висках и кончиках коротких бровей — выдержан в чистой и сдержанной цветовой гамме. В нем есть что-то не вполне современное: интеллигентная вежливость, тихий голос и долгие внезапные паузы в монологах, которые поначалу сбивают меня с толку. Потом до меня доходит причина пауз: отвечая, Бышовец думает. Очки у него в эти моменты съезжают по носу, веки устало опущены, пальцы методично перебирают цепочку, которую он смастерил из скрепок. Это его четки.
       В его монологах футбол предстает не замкнутой в самой себе игрой, а частью жизни, в которой человек проходит испытания и искушения. Аура терпения и смирения витает над ним, когда он говорит о кошмаре 1998 года, — сборная России под его началом тогда проиграла шесть раз подряд. Он формулирует ситуацию в религиозных терминах: вина за те поражения — крест, который он несет. Глухо, намеками, косвенными предложениями он говорит об интригах и о том, что называет «пятой колонной». «В большом профессиональном спорте совести так мало», — это он произносит совсем без обличительного пафоса, с тихим вздохом.
       В нем есть что-то трогательное и невостребованное, как в ребенке, который в глубине души ждет прощения, и одобрения, и похвалы. Я говорю ему о том, что помню, как он играл — блистательный дриблер советского футбола, на чемпионате мира 1970 года забивший в трех играх четыре мяча. Он тут же достает из конверта, лежащего на углу его письменного стола, фотокопию статьи из какой-то английской газеты, с его большой фотографией в форме сборной СССР… «Вы по-английски понимаете?» — «Джордж Бест советского футбола», — читаю я заголовок. Он кивает — смущенно и одновременно с вызовом, так, как будто доказывает что-то очень важное кому-то незримому, кого здесь нет.
       Анатолий Бышовец — единственный в нашем футболе человек, который играл на чемпионатах мира и как игрок, и как тренер. Как тренер он возглавлял сборные двух стран — сборную СССР (СНГ) и сборную Южной Кореи. В 1988 году со сборной СССР выиграл Олимпийские игры. Сегодня он работает вице-президентом небольшого подмосковного клуба «Химки» — позиция, вызывающая мысли то ли об изгнании, то ли о добровольном уходе в тень.
       
       — Анатолий Федорович, вы российский тренер, имеющий высшие достижения в мировом футболе. При этом в премьер-лиге вы не обрели себя. Складывается впечатление, что существует какое-то несовпадение между вами и тем кругом людей, который определяет положение в нашем футболе. Вы сами как объясняете эту ситуацию?
       — Сегодня люди подбираются не по профессиональным качествам, а по принадлежности к клану. В советское время мы говорили о номенклатуре. Сейчас тоже сложилась группа людей, которая влияет на положение в нашем футболе. Это менеджеры команд, менеджеры игроков, те, кого я называю «ребята при футболе». Они определяют политику и стратегию развития клубов. У меня нет контактов с этими людьми.
       — Вы так легко об этом говорите! Но это несовпадение вас и их значит, что вы не возглавите сильную российскую команду, не выразите себя как тренер.
       — Мне очень жаль, но пойти на компромиссы я не могу. Я не могу работать по иным принципам, чем те, которых я придерживаюсь как профессионал и человек. Конечно, это, наверное, неправильно, что ты должен ехать в Португалию и работать там, чтобы доказать, что у тебя есть качества, которые могли бы быть полезны здесь любой команде — от клуба до сборной. Простите за саморекламу…
       Конечно, у меня есть мечта. Мне хотелось бы создать команду здесь. Но сейчас — иные времена и иные герои. Надо вписаться в эту схему, а мне откровенно говорят, что я не вписываюсь.
       — Ваши самые большие успехи достигнуты в советское время. Вы себя ощущаете советским человеком?
       — Наверное, да. Сейчас во главе всего стоит доллар, я не говорю даже — рубль. В советское время были другие ценности. Хотя и тогда тоже было достаточно лицемерия. Не знаю, что лучше.
       Я вижу нищих и бездомных на вокзалах, на улицах, у мусорных ящиков. Процент людей, живущих сегодня за чертой бедности, может быть, и не стоит этой демократии. Когда я вижу людей, которые выбрасывают миллионы, и рядом — миллионы нищих, я не понимаю, что такое значит демократия.
       — Вы сказали, что у вас есть мечта создать команду. Какую? В чем конкретно эта мечта?
       — Команда — это достижение результата. Существуют несколько вершин, достигнуть которые нужно для самоутверждения. Стремление к этим вершинам движет и выдающимися игроками, которые давно обеспечены материально. Я имею в виду и Зидана, и Рауля, и Бэкхема. Ими движут не деньги, а совершенно другие мотивы. Это статус лучшего игрока, выигрыш титулов командой, за которую они играют. Если речь идет только о деньгах, то таких игроков хватает ненадолго. Они зарабатывают деньги и уходят. Я говорю о создании команды, которая могла бы выигрывать в Лиге чемпионов. Вот то, что хочется сделать.
       Я уже создавал такие команды. В 1992 году мы играли на равных с чемпионами мира и Европы, с Германией и Голландией. Мы могли достигнуть хорошего результата на том чемпионате Европы, если бы не интриги. Я думаю, и сегодня можно создать такую команду, и как подтверждение этому — то, что я сумел сделать в Португалии за девять туров. Команда «Маритим» с пятнадцатого места поднималась до пятого.
       — Но в 1992-м после ничьих с Голландией и Германией было поражение от Шотландии — 0:3.
       — Кузнецов перед той игрой пошел к шотландцам и говорил им: «Help us! Help us!». Они вроде бы его не поняли, у него был плохой английский. Но сам факт того, что игроки разменялись на разговоры, ища легкий путь, — вот в чем проблема. Они пошли договариваться, и был кто-то, кто надоумил их. Кто? Мы знаем, кто стоит у нас за началом договорных игр. Это — первое.
       Второе — нельзя снимать вину с себя. Шел дождь, и я всю игру стоял, и в тот момент для меня открылась одна вещь, которую я с тех пор все время помню. Не надо изменять себе. Раз уж ты выбрал какие-то принципы, раз уж ты живешь по ним, то ни в коем случае не стоит им изменять.
       — Вы тогда не знали, что игроки пошли договариваться с шотландцами?
       — Дело в том, что ты устроен так же, как они. Ты говоришь себе: «Ну, посмотрим, что там у них выйдет, а я с них все равно потом спрошу...». Перед игрой я настраивал игроков: «Вот, никто ничего не будет для вас делать!» — но было поздно. На самом деле нужно было пресекать это раньше.
       — Вы рано закончили играть. У вас есть ощущение, что вы недоиграли?
       — Похоже, что это судьба. И как игрока, и как тренера. Как игрок я недоиграл, ушел в двадцать восемь лет из-за травмы. Ну и сейчас, казалось бы, есть возможность работать, у меня есть для этого и знания, и опыт, и силы. Но тем не менее не складывается — ни по времени, ни по случаю.
       — Что значит «не складывается»? Вы же в последние годы постоянно отказываетесь! Вы отказались возглавить сборную Камеруна на чемпионате мира 2002 года, отказались возглавить китайский клуб, где вам была обещана зарплата 500 тысяч долларов в год…
       — Это не все еще отказы. Последний — отказался возглавить сборную Белоруссии…
       — Значит, вы как тренер не хватаетесь за шансы, которые вам «выбрасывает» жизнь. Почему?
       — Я выбираю не столько материальные блага, сколько интерес. С другой стороны, важны задачи, которые перед тобой ставятся. Если это задача быть пятым-шестым, как в «Маритим», и не бороться за первое место, то в такой работе для меня нет смысла. И еще: если я вижу, что у меня нет совместимости с человеком, с которым придется работать, если у нас различные взгляды на футбол и на жизнь, то я считаю, что мне лучше не работать, чем работать.
       — Каждый большой тренер — это особый неповторимый стиль. Вы как тренер — какой?
       — Я принимал московское «Динамо» после Малафеева, и сборную после Лобановского, и команду Южной Кореи после Дитера Крамера. В таких ситуациях ты как тренер должен быть выше, чем предшественники. Конечно, ты немножко играешь на противоречиях с тем, кто был до тебя. Ты ищешь единственные ходы для взаимопонимания с игроками. Ты по контрасту работаешь. И в каждом отдельном случае ты разный. И в то же время ты никогда не отходишь от своих принципов. Например, если я сам не играл договорных матчей, то сегодня не могу потребовать от игроков, чтобы они это делали.
       Тренер — человек из породы людей, которые не могут жить без напряжения и выбросов адреналина. Тренер — это какая-то неуемность. Ты как бойцовская собака — все время ищешь борьбу.
       — Вы верующий человек?
       — Да, я верующий человек. Но когда я говорю об этом, мне почему-то хочется добавить: прошу вас этого не трогать. Это — табу. Я придерживаюсь библейских принципов: тайно войди в комнату и тайно, чтобы никто не видел, помолись Богу.
       — Хорошо, тогда вопрос не про ваши отношения с Богом, а про футбол. Бог в футболе есть?
       — Есть. Бог везде. Его не надо искать там, наверху. Он в сердце каждого человека. Поэтому на футбольном поле он присутствует тоже.
       — Кто-то проигрывает, кто-то ломает себе ноги… футбол — жестокая игра. И во всей этой жестокости есть божественная справедливость? Что же это за справедливость, если игрок Бышовец в 28 лет ушел из футбола с побитыми ногами?
       — Я вам могу сказать о том, что такое кальвинизм. Мы, христиане, считаем, что попадаем в рай, делая добро. А что же говорит Кальвин? Он говорит, что вы делаете добро и попадаете на небеса, потому что вас выбрали делать добро.
       Уходишь ты из футбола или не уходишь — тебя в любом случае выбрали для твоей участи. Ты должен это пережить. И чем достойнее переживешь, тем для тебя лучше.
       — Как вы считаете — ваша мечта создать команду, которая будет побеждать в Лиге чемпионов, осуществится?
       — Я хожу пешком, даже если приходится идти на шестнадцатый этаж. Я делаю зарядку и плаваю по утрам, и постоянно на тренировках нашей команды играю с игроками в квадратах или в малых играх. Я должен быть в хорошем состоянии. Я себя все время готовлю к какой-то большой работе.
       
       Алексей ПОЛИКОВСКИЙ
       
18.08.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 60
18 августа 2003 г.

Обстоятельства
Саддам Хусейн может скрываться в Белоруссии
Отставка Саламбека Маигова - это победа Басаева над Масхадовым
Военная доктрина РФ обанкротилась
Погоревшая армия
Подробности
МПС взяло почтовые вагоны под контроль
Иглу нашли. Осталось найти верблюда
Власти делают вид, что не замечают Видное
«Тушите свет!»
Дорогая, я увеличил президентский срок!
Реакция
Не хотите читать газету - читайте Административный кодекс
Власть рассматривает нас в нагрузку к себе
У Гнесинки отмерло правое крыло
Удельный вес детей
Расследования
Прокуроры не видят состав преступления. потому что едут в нем
Отдельный разговор
Александр Яковлев. «Диктатура двоевластия». Отрывки из книги «Сумерки»
Александр Яковлев: Чекистская партия ещё не распущена
Болевая точка
Главным врачом Моздокского госпиталя работал стрелочник
Общество
Вспышка скинфекции на «Лубянке»
Московский наблюдатель
Герт Хоф осветит Москву
Наша акция: Даешь Кузнецкий мост!
Финансы
Откуда у Минфина столько оптимизма?
Государство создало механизм по хищнической переработке народных денег
Точка зрения
Павел Краснощеков: О чем не знал Билл Гейтс
Четвертая власть
Конкурс региональных журналистов «Вопреки»
Навстречу выборам
Требуется тройник президента
Муфтий - агитатор и пропагандист
Власть лучше знает, какая оппозиция ей нужна
Десять лет без права перемены
Инострания
Америка во мгле
Мир и мы
Иосиф Кобзон - в «чёрном» списке
Чеченцы в Европе стали товаром
Регионы
Ракета тухнет с головы
Санкт-Петербург
Инфаркт Петербурга. Материалы к толковому словарю русских национальных забав
Медицина
Врачи уверены, что вирус вернется
Спорт
Анатолий Бышовец: В большом спорте совести мало
Телеревизор
Детективное агентство актеров
Новости телеканалов
«Стародум» Станислава Рассадина
Взамен литературы писателей возобладала литература читателей
«Спотыкач» Сергея Юрского
Имперский август, или Песнь сверчка
Сюжеты
Глухой врач, который научился летать
Посреди людохода. Монолог уличного музыканта
Исторический факт
Карательная психиатрия. У её истоков стоял всё тот же Феликс Эдмундович
Свидание
Борис Жутовский. Сначала время встало в позу, потом - позировало ему

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100