NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НАПАДЕНИЕ НА ЗАЩИТУ
Под угрозой лишения статуса адвоката коллеги запретили Антону Дрелю подчиняться Генеральной прокуратуре
       
       
Гамбургский счет на самом деле таков.
       Правосудия у нас нет, если не принимать за справедливое решение судов тот тендер, который проводится между сторонами процесса.
       Пресса – свободна. Но ограничена сферой интересов владельцев, которая, по удивительному совпадению, идентична курсу президента.
       Выборы – тоже есть. Но на них ходят меньше 25 процентов избирателей, поскольку все остальные уверены в том, что процесс волеизъявления в современной России мало чем отличается от процесса голосования в СССР.
       Общественные организации и больная совесть нации в виде творческой интеллигенции нанизаны на властную вертикаль и расслабились, получив удовольствие.
       Таким образом, из всех институтов, что составляют суть гражданского общества и правового государства, «в живых» осталась только адвокатура. Логично, что в последнее время именно адвокаты стали испытывать на себе пристрастное внимание прокуратуры. Если уж людей в темно-синих мундирах принято называть обобщенно – государевым оком, то трудно предположить, что смотрят эти глазки не в ту сторону, куда движется власть.
       Обыски в адвокатских конторах, приглашение адвокатов в качестве свидетелей по тому же делу, в котором выступают в роли защитников. В истории России подобное уже случалось: в 1913 году империя, доживавшая последние годы, позволяла себе даже аресты присяжных поверенных. Спустя 90 лет мы вновь болезненно переживаем опыт прежних ошибок.
       
     
Антон ДРЕЛЬ:
МНЕ ПРИГРОЗИЛИ, ЧТО ДОСТАВЯТ СИЛОЙ
(Фото Леонида Никитинского)
       Адвокат Антон ДРЕЛЬ в одно прекрасное утро «проснулся знаменитым». За это он должен сказать спасибо Генеральной прокуратуре, но никакой благодарности к ней он почему-то не испытывает. Как, впрочем, и страха перед ней.
     
       
Антон Дрель окончил юридический факультет МГУ и в 1992 году начал свою работу в качестве адвоката-стажера.
       Одним из первых дел Дреля была бесплатная защита цыгана-дворника, у которого в кармане пиджака была обнаружена доза наркотиков. Как объяснил клиент, он забыл заплатить участковому, и его место пообещали другому. Дрелю удалось доказать в суде, что лица, указанные в качестве понятых в протоколе обыска, только что впервые увидели друг друга. В результате суд ограничил наказание сроком, который обвиняемый отбыл в следственном изоляторе, — по тем временам это было равнозначно оправдательному приговору.
       Спасенный от очередной отсидки цыган, рассказывает Дрель, обещал заплатить ему «с первой кражи». Осталось неизвестным, выполнил ли он свое обещание, но на сегодняшний день для Дреля оно уже не так актуально: он быстро продвинулся в своей адвокатской профессии и в 2000 году заключил договор о правовой помощи, в частности, с олигархом Михаилом Ходорковским. При этом с самого начала было оговорено, что Дрель не работает на нефтяную компанию «ЮКОС» и не представляет ее интересы в качестве адвоката. Это важно для юридической оценки событий последних недель.
       9 октября офис адвоката был обыскан сотрудниками Генпрокуратуры на основании ордера, выданного первым заместителем генерального прокурора Юрием Бирюковым, но без заключения судьи, которое в этом случае является обязательным. Адвокат Дрель, который спешно сорвался с заседания Московского городского суда, примчался к месту обыска. Сотрудники Генпрокуратуры, так и не объяснив вразумительно, что именно они ищут (а по закону им следовало бы попросить Дреля добровольно выдать интересующие их документы), вытолкали адвоката взашей. На другой день Дрель обнаружил исчезновение компьютера, записей, касающихся защиты Платона Лебедева, а также многих документов, вообще не связанных с «ЮКОСом», интересы которого, кстати говоря, он и не представляет. Особый интерес сотрудники проявили к документам на английском языке, в которых, видимо, не смогли разобраться на месте, и прихватили на всякий случай. Между тем в изъятых файлах и папках содержится конфиденциальная информация, которую клиенты доверили своему адвокату.
       Спустя неделю, 16 октября, адвокат Дрель встречался со своим подзащитным Платоном Лебедевым в Лефортовском следственном изоляторе. Во время встречи в кабинет СИЗО зашел следователь и вручил защитнику повестку о его вызове в Генпрокуратуру в качестве свидетеля по делу № 18/41 03 — именно этот номер первоначально был присвоен делу Лебедева. На следующий день на экстренном заседании совета Адвокатской палаты Москвы коллеги Дреля приняли решение, которым запретили ему являться на допрос в Генпрокуратуру под страхом лишения статуса адвоката. Генеральная прокуратура в ответ пригрозила, что Дрель будет доставлен на допрос с помощью привода.
       Ситуация, в которой очутился адвокат, выглядит патовой. С одной стороны, он не может не считаться с мнением Адвокатской палаты, а с другой — не станет отстреливаться или убегать, если за ним придут. Адвокат считает, что действия Генеральной прокуратуры имеют целью вывести его из дела и связаны с тем, что 30 октября истекает срок содержания под стражей его подзащитного Платона Лебедева. Незаконные действия Генеральной прокуратуры Антон Дрель собирается обжаловать в суд.
      
       Леонид НИКИТИНСКИЙ
       
     
Генри РЕЗНИК:
СЕГОДНЯ ПРОКУРАТУРА ВЕЗДЕ И НИГДЕ. ОНА — БЕЗОТВЕТСТВЕННА

       Прокомментировать сложившуюся ситуацию мы попросили президента Адвокатской палаты Москвы, члена Совета при президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия Генри РЕЗНИКА.
         
       — Генри Маркович! Как вы оцениваете события, которые происходят сегодня на явно неправовом поле отношений между адвокатурой и прокуратурой?
       — Действия Генеральной прокуратуры — вопиющее беззаконие.
       Случаи давления на адвокатов были и раньше. Например, попытка допроса известного адвоката Елены Львовой в 2000 году. Тогда адвокатура сумела полностью защитить коллегу, а сам прецедент запрещения адвокату президиумом Московской городской коллегии адвокатов являться на допрос был использован и сейчас советом Адвокатской палаты Москвы.
       Адвокатура в 80-е годы сумела также защитить себя от так называемой «каратаевщины». Был в Генеральной прокуратуре СССР такой высокопоставленный чиновник — Владимир Каратаев, который ставил целью преследовать адвокатов в качестве мошенников за получение ими гонораров. Тогда все закончилось возвращением Каратаева в родной Нижний Тагил. Прокурорская атака была отбита.
       Конечно, и среди адвокатов встречаются разные личности. Адвокаты не обладают иммунитетом от уголовного преследования. Но то, что сейчас творит прокуратура, — это посягательство на саму основу нашей профессии: адвокатскую тайну. Но я полагаю, что этот номер у Генеральной прокуратуры не пройдет. Мы сумеем себя защитить. Хотя, конечно, очевидно и то, что накануне выборов силовики вместе с некоторыми политиками разыгрывают карту недоверчивого отношения части общества к адвокатам, эксплуатируют низкую правовую культуру части населения нашей страны.
       — Действия прокуратуры можно обжаловать в суде…
       — …Например, в Басманном районном, который прославился тем, что не удовлетворил ни одного ходатайства, ни одной жалобы адвокатов по известным делам? Но мы же — адвокаты, мы не тупые законники. Мы приняли решение в пределах своей компетенции. Теперь пусть прокуратура идет в суд. Я еще раз повторю: российская адвокатура сумеет себя защитить. А если власть рассчитывает построить демократическое общество без свободной прессы и без независимой адвокатуры, то она сильно заблуждается. Не удастся.
       — Видимо, пора сказать о том, во что превратилась или превращается прокуратура. Сегодня она никому не подконтрольна и не подотчетна. В принципе она демонстрирует пример вывода защитников из любого процесса путем превращения адвоката в свидетеля по делу. Кому нужна такая прокуратура?
       — По поводу места прокуратуры в системе государственной власти до сих пор идут жаркие дебаты. Я придерживаюсь мнения, что нынешняя организация прокуратуры не вписывается в конструкцию правового государства и разделения властей. Сегодня у прокуратуры осталась функция общего надзора за законностью. Она дублирует контрольные функции многих других ведомств. Однажды на заседании в Совете Федерации один из заместителей генерального прокурора сказал, что параллелизм и дублирование недопустимы, но многоканальность надзора нужна. Блеск! Слово-то какое — многоканальность!
       Вообще-то прокуратура должна выполнять одну функцию — обвинения. Но обвинительная власть должна находиться в системе Министерства юстиции. Так было при батюшке-царе, так было в первые годы Советской власти… А сегодня прокуратура везде и нигде. Она — безответственна! При этом она очень нужна нынешней власти — как инструмент выполнения политических и экономических заказов. Отсюда искусственно созданные дела: «Медиа-Моста», «Аэрофлота»… Прокуратура — участник передела бизнеса. Несомненно, она должна быть реформирована.
       — Известно, что у нового закона об адвокатуре было немало противников, в том числе и среди прокуроров. Но адвокатскому сообществу удалось добиться его принятия. Не в этом ли еще одна причина недолюбливать защитников?
       — Права адвокатов с принятием нового закона конечно же расширились. И суть конфликта в том, что наши пинкертоны не привыкли вести расследование дел с соблюдением прав. Обществу предлагается чуть ли не сделка: мы обещаем эффективно бороться с преступностью в обмен на ваши права. Действительно, в тоталитарных обществах уровень преступности ниже, чем в демократических. Тоталитаризм давит все — и преступность в том числе. С внедрением тотального прослушивания и массовых обысков преступность снизится. Но жить в таком обществе станет невозможно.
       — В законе об адвокатуре сказано еще и о том, что оперативно-разыскные и следственные мероприятия в отношении адвокатов допускаются только на основании судебных решений. Вы думаете, что наши суды станут медлить в выдаче таких решений?
       — Не сразу, но станут. Разруха в некоторых головах еще не исчезла. И термин еще живуч — «социальная близость». Так вот, прокуратура и суд до сих пор «социально близки», а адвокатура — нет. Тем не менее гласная состязательная процедура, которая появилась с принятием новых законов, сама по себе конечно же прогрессивна. В гласном процессе творить беззаконие сложнее.
       Конечно, не следует считать, что все может измениться в одночасье. Нужно, с одной стороны, реалистично оценивать ситуацию, с другой — сражаться, сражаться по каждому делу.
       
       Беседовал Григорий ПАСЬКО
       
       "Новая газета" № 79
       
23.10.2003
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 79
23 октября 2003 г.

Обстоятельства
Нападение на защиту
В Грозном стартовал первый судебный процесс над федеральным военнослужащим
Подробности
«Аврора» стреляет шашлыками
Лужков войдет в руководство «Совета мудрецов»?
Патриарх вручил Владимиру Потанину орден
Наши даты
К Георгию Владимову мы будем возвращаться всегда
Отделение связи
Уточнение
Специальный репортаж
Как и почему алтайцам удалось обмануть землетрясение
Болевая точка
Новая квартира окнами на «Норд-Ост». История любви, предательства и смерти
Железная дорога все еще приглашает зрителей посетить мюзикл «Норд-Ост»
Общество
Тоталитарная секта спасла своих членов от армии
Плата за жульё
Поставим реформу на счетчик! Иначе — замерзнем, как мамонты
Милосердие
Гуманитарная миссия в Дагестане
Люди
Тихо и незаметно появляются первые результаты переписи населения
Власть и люди
Агония строгого режима
Бездомные офицеры идут маршем на Москву
Власть
Бюрократический контроль. Как нас нанизывают на вертикаль власти
Финансы
Банкиры хотят «грохнуть» Сбербанк. Или это только пропаганда олигархов?
Новости компаний
Неучтенный стратегический запас России
Четвертая власть
«Вопреки»-2003. Конкурс закончен, лауреаты названы
Навстречу выборам
Как заставить голосовать сердцем
«Партия власти» — самая доверчивая?
Генералы идут в регионы
Мир и мы
Служба в Эстонской армии продлевает жизнь на 16 месяцев
Пролетариев в Европе не жалуют. Но рабочая сила требуется
Тупики СНГ
Дамба и дамбанутые
Как я объявлял войну Украине
Регионы
Кировское руководство ушло на выборы в полном составе
Спорт
«ИнтерШинник». На футболе с Аркадием Аркановым
Телеревизор
Отдаться миллионам. Основной предвыборный инстинкт — страсть к телеэфиру
Сюжеты
Зубная боль Стравинского
Было на будущей неделе
27 октября – 2 ноября. Чем они потрясли мир?
Свидание
Александр Татарский: Главное — приделать фильму крылья, ноги и хвосты
Библиотека
«Рыжий»: экшн прошел на Тверской
Букварь для взрослых
Алексей Симонов. «Патриарх»
Музыкальная жизнь
«Ночным снайперам» — 10 лет. Жизнь после развода
Культурный слой
Андрей Макаревич разочаровал публику во МХАТе
Сойти с конвейера тротуара

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100