NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ГЕРОИНОВЫЙ ТРАНЗИТ. КТО НА САМОМ ДЕЛЕ ДЕРЖИТ НАРКОТРАФИК
Таджикский дневник. Часть 2
       
(Фото Олега Никишина)
     
       
(Продолжение. Начало в «Новой газете» № 92)
       
       
Нас тормозят уже в сумерках. Два мента сыто перетаптываются у облезлого вагончика без колес. Водитель и проводник бросаются к ним с объятиями. Цену объявляют мгновенно — 5 сомони (пятьдесят рублей, что чудовищно дорого по местным меркам), после чего еще минут десять компания обменивается неторопливыми фразами о бытии… А мы на заднем сиденье тихо сходим с ума. Это — последний пост перед спуском в долину Пянджа, которая считается самой охраняемой приграничной территорией.
       С моей точки зрения 5 сомони — это еще по-божески. На предыдущем посту, например, пограничник, признав неместных, немедленно потребовал баксы. Причем вопроса о цели поездки даже не возникло. И мы послушно платили, врали, обнимались, глубокомысленно кивали в ответ, хотя не понимали ни слова. Если бы было нужно, то я бы даже сплясал, только бы попасть в эту долину — одну из самых «горячих точек» современного наркобизнеса.
       Сразу за постом разбитая дорога проваливается в расщелину. Еще одна дорожная петля, и совсем рядом блеснула река Пяндж — последний рубеж обороны СНГ…
       
       
Долина речки Пяндж с незапамятных времен называлась в народе Золотой. Здесь жили самые зажиточные дехкане. Обилие воды и идеальный климат обеспечивали рекордные урожаи хлопка и бахчевых. Но понадобилось всего 12 лет новейшей истории, чтобы старое название забылось. Пянджский и примыкающий к нему Шуробадский районы считаются теперь чуть ли не самыми бедными в Таджикистане.
       В стратегическом же отношении этот участок границы — самый удобный для любого вторжения. Только отсюда идут прямые дороги на Душанбе и в соседний Узбекистан. Собственно, поэтому Россия и держит здесь свои войска. И этот участок афгано-таджикской границы — зона ответственности Московского и Пянджского погранотрядов — возможно, одна из самых обороняемых границ в мире. Угроза вторжения талибов (мнимая или реальная — не нам судить) заставила превратить Пяндж в аналог линии Маннергейма со вкопанной вдоль реки чуть ли не танковой дивизией.
       Большой вопрос, конечно, сохранила ли эта техника бое-способность… Да и угроза талибов уже ликвидирована Америкой. Но Россия по-прежнему настаивает на военном присутствии в регионе. Это — главный камень преткновения между Москвой и Душанбе.
       Срок действия предыдущего договора о совместной обороне истек, а работа над новым идет ни шатко ни валко. Таджикистан настаивает на том, чтобы россияне сами и платили полностью за свое военное присутствие. Наши предлагают старую схему, когда расходы делились пополам, и намекают при этом на гигантский долг Таджикистана.
       Но безусловно одно: главное, что и делает этот участок границы ключевым, — наркотики. Афганские города Кундуз и Мазаришариф по-прежнему и не без основания считаются главными перевалочными пунктами на пути героина в Россию.
       
       
А мы стоим у ограждения из колючей проволоки на окраине райцентра Пяндж. Вернее, перед тем, что от этого ограждения осталось — столбики покосились, а колючка прорвана. Это и есть граница — небольшой обрывчик и темная полоска застоялой воды. Дальше — камыши с редкими проплешинами сухой земли, по которой задумчиво бродят оборванные бородатые люди. Это — пойма Пянджа.
       Наш проводник, ничуть не смущаясь вышки и стоящих на ней пограничников, лезет сквозь проволоку и спускается к воде. Делать нечего — нарушаю границу вслед за ним. Бородачи заинтересованно толпятся на другом берегу и добродушно скалят зубы.
       — Сейчас самое хорошее время: Пяндж обмелел, переплыть можно за пять минут, — на ломаном русском объясняет 20-летний Магомед.
       Зачем нужно переплывать Пяндж, он не уточняет, зато подробно разъясняет несложную технологию: надо дождаться, пока стемнеет, и на автомобильной шине переправиться на тот берег. В принципе можно это сделать и днем: река петляет, а российские пограничники проезжают вдоль берега максимум два-три раза в день.
       За рейс на тот берег платят 50 долларов. Этим занимаются практически все, кто не имеет иного источника дохода.
       В кишлаке Пограничный живет около 80 семей. И только с начала этого года российские пограничники подстрелили здесь, по словам местных жителей, 13 человек. За незаконный переход границы.
       — Честно говоря, каждый мужчина в селе мечтает накопить денег и уехать на заработки в Россию. А как накопишь? Или занимать у раиса (начальника) под проценты, или плыть, — охотно рассказывает Рустем, который водит нас экскурсией по кишлаку. Но стоит упомянуть про наркотики, как он начинает испуганно трясти головой:
       — Нет-нет, ничего такого у нас нет. Ну, туда-сюда, ранили кое-кого, а так мы очень дружно живем с пограничниками. Они иногда приезжают, мы очень хорошо их принимаем…
       Рустем не зря заговорил о наших погранцах. Несколько месяцев назад разведгруппа Пянджского погранотряда застрелила выходца из этого села. История весьма запутанна и туманна. Российская сторона (или, если быть точными, — одна из них) утверждает, что было боестолкновение на границе, в ходе которого наши и прибили наркодилера.
       Таджики, шепотом и по большому секрету, говорят, что военные убили посредника, ворвавшись к нему домой. Что произошло на самом деле — военная тайна, так как ребята были немедленно арестованы и отправлены в московскую тюрьму «Лефортово». А само уголовное дело оказалось засекречено.
       Но после этого случая у заинтересованных сторон появился повод обвинять российское командование в некоей пристрастности: озвученная в Таджикистане официальная статистика свидетельствует, что после расформирования разведгруппы задержания наркоторговцев в зоне ответственности этого погранотряда странным образом прекратились. Это выглядит особенно подозрительно ранней осенью, когда урожай мака уже собран и начинается сезон «наркозаготовок» — и люди на автомобильных камерах снуют по обмелевшему Пянджу.
       — Но знаете, сегодня даже и не важно, прекратились задержания в Пяндже или нет, — утверждает наш проводник по Шуробадскому району — журналист Турко Дикаев. — Перехватывается максимум 10 процентов от основного потока героина. То есть граница мало чем отличается от проходного двора. А ведь есть еще Хорог и Горный Бадахшан, где на некоторых отрезках вообще нет ни одной живой души — вези хоть слона.
       
       
В Шуробаде уже месяц с лишним как объявлено чрезвычайное положение: перешедшая границу группа афганцев взяла в заложники несколько десятков таджикских семей, якобы требуя оплату за поставленный ранее героин. В дело попыталась вмешаться таджикская милиция, но милиционеров тоже взяли в плен.
       — Единственной реальной силой в районе обладают российские пограничники, и только они могут уничтожить эту банду, — продолжает Турко. — Однако не вмешиваются… И я уж не говорю о главном — каким образом вообще крупный вооруженный отряд попал в Таджикистан, ведь граница-то под контролем российских пограничников… Но я ни в коем случае не хочу сказать, что таджики здесь вовсе ни при чем. Наркотиками занимаются абсолютно все. И лично я склонен расценивать всю возню вокруг границы как элементарные попытки вытеснить с наркорынка конкурентов…
       Турко имеет в виду последние высказывания главного пограничника Таджикистана Нуралишо Назарова о том, что его ведомство может самостоятельно защищать границу. Предположение скорее из области фантастики. Чтобы это понять, достаточно побывать на малгобекском участке, где охрану высокогорной границы осуществляют два десятка таджикских пацанов, замерзающих в брошенных россиянами казармах.
       
       
В одном из горных кишлаков на пути к Шуробаду нам устра-ивают встречу с известным полевым командиром таджикских моджахедов. Речь в итоге, конечно, заходит о наркотиках.
       — Понимаете, россияне главным образом обвиняют во всем нас, но ведь это смешно, — говорит крепкий, спортивного вида мужчина с аккуратно подстриженной бородкой. — Смешно, потому что за охрану границы всю ответственность несут они. Но главное даже не в этом. Основные средства доставки наркотиков в Россию находятся в руках ваших военных. Прежде всего — аэродромы. Ответь мне: какая таможня проверяет военные самолеты, которые летят из Таджикистана в Россию? Правильно — нет такой таможни.
       Действительно, даже российская пресса писала, со ссылкой на источники в ФСБ, что один из главных каналов поставок героина в Московский регион лежит через подмосковные аэродромы, принадлежащие военным и внутренним войскам.
       — Даже если принять за основу, что задерживается
       10 процентов от всего потока, то получается: 300 — 400 тонн героина ежегодно все-таки проходит в Россию, — продолжает с мягкой улыбкой моджахед. — А это 50 «КамАЗов». Таджики просто не могут провезти это все в своих желудках: не хватит ни таджиков, ни поездов — в Астрахань из Таджикистана ходит единственный поезд раз в неделю. Иных наземных путей нет. Пассажирские авиарейсы из Душанбе проверяются очень тщательно. Думайте сами: остаются только военные каналы доставки.
       Слова полевого командира напоминают мне давнюю историю, которую пытаются забыть и российские пограничники, и таджикское начальство. Несколько лет назад командир президентской гвардии Рахмонова полковник Худойбердыев силами своего отряда задержал российский транспортный самолет в тот самый момент, когда на душанбинском аэродроме в него пытались загрузить почти тонну героина. Говорят, что именно с этого момента Худойбердыев и стал государственным преступником Таджикистана. Больше о полковнике ничего не слышно, а у Рахмонова нет теперь личной гвардии.
       Впрочем, конечно, моджахед кое в чем явно кривит душой. Ежегодно российские спецслужбы отлавливают 3 — 4 тысячи наркокурьеров. Если посчитать, то получится, что тонн десять героина к нам все-таки пытаются завезти самостоятельно, минуя военно-транспортную авиацию. Не так уж и мало.
       Глотателей наркотиков, чьи желудки заряжены героином, снимают практически с каждого самолета и поезда. Причем тщательная проверка, о которой говорил полевой командир, осуществляется главным образом лишь в Москве. На авиарейсах, например Ходжент — Уфа или Ходжент — Сургут, задержания происходят крайне редко.
       Я задаю соответствующий вопрос своему собеседнику — полевому командиру, и он вынужден с явной неохотой признать:
       — Если говорить о чисто «таджикских» поставках, то здесь ключевое слово «хлопок», — моджахед смотрит в глаза, и следа не осталось от улыбки. — Один из самых крупных каналов поставок в Россию героина — в тюках с хлопком. Запах обработанного волокна настолько специфичен, что даже собаки не могут учуять груз. Поэтому он спокойно проходит и через Узбекистан, где оборудован единственный пункт выборочной кинологической проверки, и дальше… Насколько я знаю, главный пункт приема нелегального груза в России — таможенные терминалы в Ивановской области. Но… Моджахеды и полевые командиры не занимаются поставками хлопка в Россию. Все это производство скуплено людьми из окружения Рахмонова и мэра Душанбе. Мало того, внешнеторговая деятельность может осуществляться только через республиканскую биржу — таков закон. А биржей руководит зять Рахмонова: только он решает, кому и за сколько предприниматель может продать собственный хлопок. Вот и думай, кто несет ответственность в Таджикистане за ваших наркоманов. Нас — оппозицию — к этому куску и близко не подпускают…
       Неторопливая беседа под бессчетное количество пиалушек зеленого чая затягивается далеко за полночь. Остается еще один вопрос: возьмутся или нет моджахеды за оружие хотя бы для того, чтобы взять под контроль наркотрафик, и какую роль во всем этом могут сыграть российские войска и пограничники?
       
       
(Продолжение — в следующем номере)
       
       Марат ХАЙРУЛЛИН, наш спец. корр., Таджикистан
       
11.12.2003
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

№ 93
11 декабря 2003 г.

После выборов
Пресс-выборы. 100 фактов, заслуживающих особого внимания
Фига в итоге
Все демократы делают это!
Что делать? Только не ложиться под власть
В экономике остался только один фактор риска — президент
Запад разочаровался. Но готов принять Россию как есть
И денежки тоже плачут. Некоторые подробности «тихой» избирательной кампании
Подробности
Война напомнила о себе терактом у «Националя»
Шахта «Западная». Хроника объявленной беды
Болевая точка
Начинается процесс: Мать, потерявшая здоровье после гибели сына на второй чеченской войне, — против генерала Казанцева
Расследования
Лекарство от золотой лихорадки. Что стоит за скандалом вокруг чиновников Минприроды
Специальный репортаж
Героиновый транзит. Таджикский дневник. Часть II. Кто на самом деле держит наркотрафик
Власть и люди
Даже судьи признают неконституционность статей УПК
Школьники воспитывают власть. Что написали старшеклассники Питера о политическом выборе своих родителей
Власть
Кирсан Илюмжинов — степной Шеварднадзе?
Мир и мы
Жизнь без «Ноги»
Наградной отдел
Журналистика — как поступок
Зачетка Щекочихина. Четырьмя разгильдяями стало больше
Московский наблюдатель
Ель трехцветная, новый подвид
Финансы
Поддельные пятисотки можно купить в киосках
Он зеленый — от страха
Александр Починок: Люди должны «потренироваться» с небольшими деньгами
Новости компаний
В борьбу с «ЮКОСом» включились новые силы. Но на том же неправовом поле
Образование
Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия — 2004
Медицина
Зима — время диагностики и лечения
Вольная тема
За стеной сестры Берия жарили помидоры
Было на будущей неделе
15–21 декабря. Чем они потрясли мир?
Библиотека
Интеллигенция охотно читает бульварную литературу, но тщательно это скрывает
Кинобудка
Иван Дыховичный: Коммерческое кино — это порнография
Театральный бинокль
Красного петуха пустили по Европе
У Довлатова появились соавторы
Сектор глаза
Муха в витрине

АРХИВ ЗА 2003 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2003 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100